Кто съел печенье? Лев Кацин ,


«Однажды, возвращаясь из Южной Африки в США, я остановилась в аэропорту Хитроу в Лондоне, — эту историю поведала Д. Грейлинг в журнале Reader’s Digest. — Купив кофе и небольшой пакет печенья, я села за столик и увлеклась чтением газеты. Вдруг сидящий напротив меня хорошо одетый мужчина протянул руку к лежащему на столике пакету и взял печенье. Я решила не возмущаться и также взяла печенье. Минуту спустя он съел еще одно, и я тоже поспешила съесть печенье. Вскоре в пакете остался последний кусочек. Я была очень рассержена на этого незнакомца, но так и не набралась храбрости сказать ему все, что о нем думала. Он же не постеснялся взять последний кусок. Далее он разломил его, съел половинку, встал и ушел, оставив мне полпеченья. Спустя какое-то время я села в кресло самолета, летевшего в Америку, и все еще продолжала кипеть от возмущения. Но вдруг, раскрыв сумку, обнаружила целый пакет печенья! Можете представить себе то чувство стыда, которое я испытала, поняв, что это я ела его печенье…»Приводя эту историю в книге Seven Habits of Highly Effective Teens, Син Ковей пришел к заключению, что не следует поспешно осуждать других, ибо наше видение ситуации зачастую ограниченное и неполное. Ведь наше мнение может измениться на диаметрально противоположное, если мы только увидим всю картину, узнаем все факты…Однажды царю Давиду понравилась красивая женщина Бат-Шева. Ее муж Урия вернулся в момент затишья с войны и, несмотря на уговоры царя, не захотел даже навестить жену. Более того, он повел себя вызывающе по отношению к Давиду, который мог бы предать его за это суду. Однако Давид приказал отправить Урию в опасное место боя. После гибели Урии и по прошествии траурного периода Давид взял Бат-Шеву себе в жены.Тогда Всевышний послал к Давиду пророка Натана, который пришел к царю и сказал: «В одном городе были два человека: один богатый, а другой бедный. У богатого было очень много скота, а у бедного не было ничего, кроме одной овцы… И когда пришел странник к богатому человеку, тот взял овцу бедняка и приготовил ее…» «И сильно разгневался Давид на этого человека, и сказал он Натану: “Человек, сделавший это, достоин смерти!” И ответил Натан Давиду: “Ты — тот человек!”» (Шмуэль, II, 12:1–7).Почему пророк сначала рассказал царю историю, а не сразу же, без намеков упрекнул его? Пророк понимал, что люди не только слепы и не видят своих недостатков, но и глухи, ибо они не слышат направленной против них критики. Для того чтобы преодолеть этот барьер защитного механизма, пророк сначала рассказал Давиду историю о богатом человеке, который отобрал единственную овцу у бедного соседа. Услышав приговор Давида, пророк предложил ему судить не того человека, а себя!Наша недельная глава открывает дополнительную глубину понимания этой тонкой темы.Когда Корах восстал против Моисея и Аарона, то он публично бросил осуждающий упрек: «Почему возноситесь вы над общиной?» (Бамидбар, 16:3). Сама Тора свидетельствует о Моисее, что он «скромнейший из людей». Как же мог Корах упрекать его в гордыне?Эта история учит, что не всегда следует считать, что нет дыма без огня, ибо обвинения могут быть ложными и необоснованными.Но ведь Корах должен был привлечь народ на свою сторону. Почему же он решил обвинить Моисея в совершенно несвойственной ему гордыне, в желании возвыситься над народом и захватить власть? Потому что этими обвинениями Корах раскрыл себя и свои замыслы, объясняет рав Авраам Тверский (Leaving Each Week, с. 326).«Тот, кто гневно указывает на недостаток другого человека, указывает на свой собственный недостаток», — утверждают мудрецы Талмуда (Кидушин, 70). «Мир — это зеркало, в котором мы видим самих себя, — учил Баал Шем-Тов. — Все, что мы видим в жизни, не случайно». Всевышний предоставляет нам возможность увидеть недостатки других для того, чтобы мы научились видеть, распознавать и исправлять свои собственные.Каждый раз, когда кто-то гневно осуждает другого, ему следует помнить: возможно, он осуждает себя. Когда придет время, душа человека поднимется к Небесам и увидит, как он вершит суд над самим собой. Все события прожитой жизни предстанут перед ним одновременно, и он увидит, как, осуждая другого за какой-то проступок, он совершает то же самое. В этом случае душа испытает стыд, который является страданиями грядущего дня Суда…Если мы строго судим других, то люди и Небеса будут строго судить нас. Если же, любя людей, мы будем благосклонно судить о них, то удостоимся защитить не только их, но и себя!