Кто в замке король? Недельная глава Торы «Корах» Нахум Пурер


«И отделился Корах, сын Ицхара, сын Кегата, сын Леви…» (16:1).Кегат был самым выдающимся из трех сыновей Леви, основателя рода храмовых служителей — левитов. Тора называет поименно четырех сыновей Кегата: Амрам, Ицхар, Хеврон и Узиэль. Амрам был отцом Моше, Аарона и Мирьям. У Ицхара родился Корах, а лидером семейства Кегата был назначен Элицафан, сын младшего из братьев Узиэля.Чувствуя себя обойденным при распределении постов, Корах, амбициозный богач, поднял открытый бунт против Моше Рабейну. Назначение Элицафана стало последней соломинкой, оно раздуло костер зависти. Но главной целью Кораха было не семейное лидерство, а должность первосвященника. Он утверждал, что Моше вел себя «недемократично», назначив на высший духовный пост своего брата.Однако этим притязания Кораха не ограничивались. Он явно нацелился и на политическое лидерство, о чем свидетельствует его демагогический упрек, обращенный к Моше и Аарону: «Ведь все общество, все святы… Отчего же возноситесь вы над собранием Б-га?!» Комментатор Раши «договаривает» за бунтовщика: «Если ты, Моше, присвоил себе власть, у тебя не было права назначать своего брата первосвященником».Прямая атака на лидерство Моше не оставляет сомнений в истинном намерении Кораха: он домогался сразу обоих высших постов. Намерение Кораха косвенно подтверждает и мидраш, рассказывающий о том, как покинул ряды бунтовщиков Он, сын Пелета, упоминаемый только в первом стихе раздела. Умная жена Она сказала ему: «Какая тебе польза от этого бунта? До сих пор Моше был лидером, а ты — всего лишь шамесом (администратором и завхозом раввинского суда); когда лидером станет Корах, ты будешь все тем же шамесом. Что ты выиграешь?» Отсюда видно, что Корах домогался не только семейного лидерства; он стремился подменить двоевластие сыновей дядюшки Амрама своей единоличной властью — занять сразу два руководящих кресла.Высоких постов добиваются двумя путями: одни убеждают общественность в своих выдающихся достоинствах, а другие пробиваются к цели путем унижения соперников. Еврейская традиция категорически запрещает «идти по трупам», делать карьеру за счет интересов других. Но именно этот последний метод использовал Корах.Рабби Исраэль Салантер, основатель моралистического движения «Мусар», наблюдал однажды за игрой двоих мальчиков. Один мальчик столкнул другого в яму, а сам вскарабкался на холмик и провозгласил себя королем замка. Рав Салантер нахмурился и сказал, что этот мальчик вырастет злодеем.«Но ведь это дети, — возразили ему, — они так играют. Не надо воспринимать всерьез их шалости».«Он же мог просто встать на холмик и сказать, что он король, не толкая другого в яму, — ответил рав Салантер. — Нет, в нем видны задатки злодея».Наверное, так же играл в детстве и Корах. Вместо того чтобы просто агитировать за себя, представить себя как более подходящего кандидата на лидерство, он коварно атаковал Моше и Аарона, безосновательно предписывая им самые черные замыслы, пытался не просто подмочить, а убить их репутацию, причем за счет откровенной демагогии, без всяких аргументов.Подобная тактика непростительна даже в отношении простых людей. Но Корах обвинял в узурпации власти, коррупции и развратных помыслах двух величайших праведников эпохи. Такое аморальное преступление не могло остаться безнаказанным. Б-г не прощает тех, кто попирает достоинство знатоков и учителей Торы, публично унижает их.
Между мертвыми и живыми
После сверхъестественной смерти Кораха и двухсот пятидесяти его сообщников бунт не прекратился. Безумцев остановил неожиданно начавшийся повальный мор. Евреи гибли тысячами.«И сказал Моше Аарону: “Возьми совок, и помести на нем огонь с жертвенника, и положи смесь благовоний, и неси скорее к обществу, и искупи их, ибо изливается ярость Б-га…” И прекратился мор».Но почему Моше прибег именно к благовониям в тот критический момент? Раши объясняет, что евреи считали благовония отравой, которая убивает всякого, кто коснется их: вначале благовония вызвали смерть сыновей Аарона Надава и Авигу, «внесших огонь чужой» во внутренние покои передвижного Храма; затем от воскурений погибли сторонники Кораха. Стремясь положить конец этому заблуждению, Моше решил публично продемонстрировать, что благоуханная смесь, составленная по Б-жественному рецепту, не только не вредна, а наоборот, способна остановить гибельную эпидемию и что убивают грешников не благовония, а совершенные ими грехи.О волшебной силе благовоний свидетельствует и такой мистический эпизод из книги «Зоар хадаш». Однажды рабби Пинхас встретил пророка Элиягу, который, как утверждает традиция, вознесся живым на небо, а в недалеком будущем возвестит о приходе Машиаха. Элиягу раскрыл рабби Пинхасу важную тайну: когда ангелы-обвинители приходят к Б-гу, чтобы потребовать казни для грешника, Всевышний дает обвиняемому последний шанс избежать кары — тот должен страстно и сосредоточенно пересказать порядок принесения храмовых жертв («корбанот»), и тогда, несмотря на обвинения, Высший суд простит его.Б-г сказал также, что в случае повальной эпидемии, например бубонной чумы, евреи должны собраться в синагогах и домах учения и дружно, с полной концентрацией внимания и всех душевных сил читать рецепт приготовления состава благовоний. Тогда они будут спасены — чума прекратится.В связи с этим рассказывают такую историю. Однажды рав Аха приехал в городок под названием Кфар-Тарша и остановился на местном постоялом дворе. Узнав о прибытии выдающегося мудреца и праведника, к нему пришли сотни местных жителей. Оказалось, что горожан уже неделю терроризирует странная болезнь. Люди мрут как мухи, и никто не знает, как избавиться от нее. Услышав это, рав Аха велел людям собраться в синагоге и всем вместе молиться за благополучие жителей Кфар-Тарши.Идя в синагогу, люди сообщали друг другу печальные новости: такой-то умер, а такой-то уже не встает с постели и его дни сочтены. Рав Аха поторапливал евреев. Он велел им собрать сорок самых праведных людей города и разделить их на четыре группы. В этот отряд «спасателей» был включен и сам гость.Группы разошлись в четыре конца города и начали с большим энтузиазмом читать отрывки из Торы, в которых перечисляется состав храмовых благовоний, полученный Моше от Б-га вместе с законами жертвоприношений. Затем молящиеся три раза обошли Кфар-Тарша, продолжая чтение: «…И было в ней (смеси) одиннадцать видов благовоний: бальзам, гвоздика, гальбан, ладан — каждого по семьдесят манэ; миро, кассия, стебель нарда, шафран — каждого по шестнадцать манэ; костус — двенадцать; корица — три; кинамон — девять. Щелок, приготовляемый из вики, девять кавов; кипрское вино — три сэа и три кава…»Затем рав Аха велел участникам спасательной операции войти в дома, где находились умирающие, и заново прочесть весь порядок приготовления волшебной смеси, после этого вернуться на четыре городские окраины и завершить чтение тремя стихами из раздела «Корах»: «И сказал Моше Аарону: “Возьми совок, и положи на него огонь с жертвенника, и положи смесь благовоний, и неси скорее к обществу…” И взял Аарон… и побежал в среду собрания… возложил он смесь благовоний и искупил народ. И стал он между мертвыми и живыми, и прекратился мор» (17:11–13).Мор прекратился и в Кфар-Тарше. Жители ликовали. Но тут раздался глас с неба: «Болезнь, подожди наверху. Не спускайся на землю. Б-жественное правосудие еще не свершилось». Рав Аха расстроился: он понял, что, воспользовавшись древним рецептом борьбы с эпидемиями, который Моше получил, как утверждает традиция, на горе Синай от самого ангела смерти, он упустил из виду главное: прежде чем отменить наказание, посланное горожанам Всевышним за их грехи, он должен был вначале побудить их к раскаянию. Что же теперь делать?Его одолел тяжелый сон, и едва он сомкнул веки, как снова прогремел небесный глас: «Как ты достиг первого, так достигнешь и второго! Вели им раскаяться, ибо грешили они против Меня».Пробудившись, рав Аха немедленно принялся исполнять указание Творца. Его усилия оказались успешными: жители города искренне раскаялись в своих прегрешениях, заслужив тем самым полученное свыше избавление от эпидемии. И еще они переименовали свой город: отныне он стал называться Маса-Мехсая.