Раввин Игаль Полищук
Я начну урок с предисловия, которое может показаться странным, но оно принципиально важно. Это урок для религиозных людей. Для людей, которые не верят в Тору, не верят во Всевышнего, я думаю, что ничего нового не скажу. Человеку, который верит во Всевышнего, верит в Его Тору, эта тема очень важна. Это – тема, которая, к сожалению, как яд, который витает в воздухе и отравляет умы людей. От мира Торы требуют, чтобы мы несли так называемое «общественное бремя». И это – оправдание мобилизации учеников ешив в армию. Я бы хотел поговорить об этом.
Когда я только приехал на Святую Землю, 39 лет тому назад, я уже был окружен злословием, ненавистью к религиозной общине. И я был частью этой ненависти и этого озлобления, хотя о религии я на тот момент ничего не знал. Впитав ложь светской прессы, я попал в нерелигиозный кибуц, и если видел человека в кипе, то думал, что он сумасшедший. Мне еще объяснили, что это еще ягодки, а вот есть еще черные кипы, цициет, пейсы, так это вообще сумасшедшие! Эти и другие «простые истины» мне быстро объяснили. Так меня встретила Святая Земля.
Я был в кибуце на севере, и тогда еще стреляли – я приехал сразу после войны Судного Дня. Стреляли и на Голанах, и на границе с Египтом. И так случилось, что в наш кибуц приехал один парень из армии, мой земляк. Мы поговорили с ним немого, и вскоре коснулись темы «ну вот эти религиозные, в армии не служат». Он был человеком нерелигиозным, но вдруг он меня остановил и сказал такую фразу: «А кто-то должен передавать нашу Традицию? Кто-то должен это делать?» Я опешил. Я просто никогда до этого об этом не думал. При том, что он не был человеком религиозным, при этом у него было еврейское сердце…
Когда мы изучаем в нашей святой Торе приемы дурного начала, мы должны коснуться, прежде всего, самого первого греха. Основа дурного начала – это змей, приведенный в начале книги Берейшит. В чем было его «великое» достоинство? Его злословие. Причем в двух видах: первый – когда говорится правда, но зло, а второй – когда говорят вещи, которых нет, то есть клевета и оговор. Что сделал змей? Как говорят наши мудрецы, он оклеветал Всевышнего.
Далее в Торе говорится о Йосефе, что одной из причин его наказания (продажи в рабство) было то, что он плохо говорил о своих братьях. Вершиной его страданий в Египте было то, что его оговорила жена Потифара, и она сказала о нем все с точностью до наоборот. И великий праведник Йосеф предстает как прелюбодей! Есть известная поговорка проклятого Геббельса: самая гнусная ложь, повторенная сто раз, становится правдой.
Одно из проявлений зла в мире – это умение оговаривать. Поэтому у нас есть колоссальная проблема: мир Торы живет в обстановке, когда он со всех сторон оговорен, оболган. Тот, кто не знает его изнутри, не понимает, сколько света есть в нем, и как все это скрыто, исковеркано, оговорено, принижено в глазах светской прессы и других ненавистников!
Есть известное выражение наших мудрецов в трактате Кидушин: «А-посель – посель бе мумо». Это означает, что когда у человека есть собственный недостаток, он этот недостаток видит в других. Это важное правило, которое касается многих сфер. Мудрецы мусара говорили, что для того чтобы человек понял, что он должен исправить в самом себе, ему нужно понять, какие плохие качества он видит в других. И это – то дурное, что ему самому в себе надо исправлять. Но это относится к тем, кто слушает мудрецов Торы. Те же, кто их не слушают, живут иначе.
Была большая борьба в Святой Земле, которая подробно описана в книге рав Шломо Лоренца «В кругу великих», в части, посвященной Хазон Ишу. Правители светского Израиля вместе со своими «религиозными» приспешниками пытались обязать религиозных девушек к так называемой «национальной службе» (ширут леуми).
Девушки из религиозных семей учатся с детства. С 5-6 лет они несут бремя помощи по дому, даже воспитания детей, и я это хорошо знаю – наших детей воспитали во многом наши дочери. Они растут, воспитывая детей, помогая родителям, и, когда женятся, они воспитывают большую семью – в наших девушках реально заложено будущее Израиля.
Ни для кого не секрет, что самая большая проблема, как воспринимают ее израильские политические деятели – это проблема демографическая. Через столько-то лет арабов здесь будет абсолютное большинство, как вне зеленой черты, так и внутри. Что же происходит со светским Израилем? На эту тему записан диалог, который тоже издан в книге рав Лоренца, между ним и Голдой Меир. Она сомневалась, что потомки первых сионистов останутся в Святой Земле. Так оно и вышло. В Америке есть множество израильтян. В современном Нью-Йорке можно встретить иврит на каждом шагу.
Теперь давайте поймем: есть еврейская девушка, которая с детства помогает родителям растить большую семью, воспитывает своих братьев, растет сама в духе еврейства. При этом тяжело учится (религиозная школа для девочек – Бейт Яаков – это и школа, и семинар, там учились и учатся мои дочери, и их программа обучения гораздо серьезнее, чем в простой школе или колледже). И вот появляется политик-демагог и говорит, что нашим девушкам необходимо проходить «национальную службу». То есть то, что они делают, выращивая следующее поколение еврейских детей – это не реальная служба на благо нашего народа! Надо вырвать девочку из семьи, подчинить ее чиновникам, атмосфере распущенности…
И это называется «национальная служба»?!
Теперь поговорим о призыве учащихся ешив в армию. Есть у нас в трактате Бава Батра законы участия жителей города в расходах на нужды города. Там есть большое правило – «рабонан ло црихи ле-нетирута» – людям, которые занимаются Торой, не нужна охрана, поэтому они не должны участвовать в охране ни физически, ни материально. Почему? Потому что если приходят на это место всевозможные невзгоды, войны, то они приходят не из-за них, а из-за тех, которые Тору не учат. Это не их ответственность, поэтому они не должны в этом участвовать.
Поясним это. Известна притча наших мудрецов, которая касается аревута. Арев – это, буквально, гарант. Мы говорим, что все евреи ответственны (гаранты) друг за друга. Что значит гарант? Если кто-то не платит свои долги, значит, его гарант должен их платить. Если мы это перенесем в мир духовный, то у нас есть долги перед Всевышним, и есть люди, которые эти долги платят, и есть те, которые не платят. Есть два подхода к жизни. Один – по принципу «что я в этой жизни получу», и такой человек долгов не платит, он в жизни только получает. А есть люди, которые живут по принципу «что я в этом мире даю», а не получаю.
Что такое гарантия нашего народа друг за друга? Та самая притча говорит так: группа людей отправилась вместе в плаванье на корабле. И слышат люди, как в соседней каюте кто-то включил дрель и начинает делать дырку в днище корабля. Стучатся к нему: «Что ты делаешь?»
Он отвечает: «Я делаю дырку».
Ему говорят: «Но как же, ведь корабль потонет!»
И в ответ: «А какое ваше дело, это моя каюта!»
И это – то, что сказали наши мудрецы о том, кто отходит от Торы: он делает дырку не только в своей каюте, он делает дырку в общем корабле.
Я учился в университете, я был офицером в армии, я много лет занимаюсь в ешиве. И вот когда я делал вторую степень в Еврейском университете, мне хватало 4-5 часов в день, а остальное время прожигалось в кафе или же было занято приработком. Когда я пошел в ешиву, то выяснилось, что тут учатся по 10-12 часов в день! Почему? Потому что так учат Тору!
Теперь давайте представим себе, что происходит в современных университетах. Какой-то профессор, который занимается древнекитайским языком или чем-то подобным, будет писать диссертации, получать большие стипендии, и почет, и уважение и при этом заниматься вещами, которые не очень кому-то нужны. И вот он не называется нахлебником! А люди, которые отдают себя изучению Торы (и не год, и не 2, и не 3 – ведь бахур ешива учит Тору по крайней мере 7-8 лет в рамках ешивы, то есть 10-12 часов в день; и даже люди, которые менее пунктуальны в учебе, учатся не менее 8 часов в день) – уверяю вас, что это гораздо больше, чем любой студент.
Тора – это величайшая мудрость. Я это понял для себя, когда занимался дипломной работой по теории игр. Для меня это была новая тема, до этого я занимался математической логикой и теорией множеств. И я понял, что за 3 месяца я могу выйти на передовой край мировой науки! Мировые науки для евреев – просты, как детские игрушки. А вот специализация в Талмуде, в глубине Торы – это вещь, совершенно несравнимая ни по глубине, ни по охвату.
Наш народ живет Торой, живет передачей Торы, наше лицо перед народами мира – это Народ Книги. Устная Тора передается вместе с письменной и от людей, для которых эта Книга стала их жизнью, требуется огромная самоотдача. И об этом говорил рав из Бриска, что Всевышний делает чудеса ради людей, которые занимаются Торой. Почему? Потому что эта часть нашего народа является тем носителем еврейства, без которого еврейства нет.
Вернемся к нашей притче. Есть корабль, и в одной из кают сидит некто, делающий дырку в корабле. Применительно к нашему времени, эта ситуация выглядит еще хуже: на корабле большая часть тех, кто делают дырки, и есть те, которые пытаются с этим бороться, которые пытаются корабль направить в нужный путь, чтобы он доплыл. Так что собираются сделать те, которые уже наделали много дырок? Им надо схватить тех людей, которые ведут корабль в нужную сторону, и ими заткнуть дырки, которые они сделали. Это – «общественное бремя»: мы наделали много дырок, мы напортили, а сейчас надо взять ешиботников и заткнуть ими все «дырки»!
Что делает нерелигиозный студент университета? Сколько времени он проводит в «фейсбуке»? В кафе с друзьями? Он прожигает большую часть своей жизни, гоняясь за деньгами, за удовольствиями, и для него служба в армии – это символ его служения народу. А есть люди, которые посвящают всю свою жизнь воспитанию себя, воспитанию детей и учеников, воспитанию следующих поколений полноценных евреев, которые несут Тору. Никто из светских студентов не готов разделить бремя передачи традиции следующим поколениям, хотя двери ешив для них открыты, более того – они всеми силами пытаются это от себя отбросить.
Я был в молодости преподавателем в израильской летной школе. Я был офицером, и в один из дней нас собрали на собрание офицеров. Нас собрал командир базы, генерал Яков Тернер (потом он стал мэром Беер-Шевы). Он собрал всех офицеров авиабазы и показал нам диапозитив. На нем была фотография Титаника, который идет ко дну. Потом он объяснил, что он имел в виду: это – еврейское государство. То есть у него хватило ума понять, куда это идет, но как это исправить?
Адмор из Клойзенбурга говорил премьер-министру Леви Эшколю перед Шестидневной войной, что тысячи лет еврейским народом руководили величайшие раввины – и в Европе, и в Азии, и в Африке; хасидим, миснагдим – это совершенно не важно – корабль нашего народа шел дальше. Но вот управление захватили другие люди. И результат – одна катастрофа сменяет другую, непрерывно льется еврейская кровь! И на это Леви Эшколю нечего было сказать, он просто прослезился.
Наш народ имел и имеет, слава Б-гу, величайших светочей, которые ведут нас, руководят, направляют нас во всех отношениях жизни. Кто эти светочи? Это – величайшие знатоки Торы, которые занимались Торой в самых тяжелых условиях, впитывали ее в себя, несли ее дальше. Вот они по-настоящему являются теми, кто должен решать в еврейском народе, а не те, кто избираются в Кнессет.
Напоследок расскажу вам одну маленькую историю. У меня был друг. Он был художником, и реально не работал до 40 с чем-то лет – его кормили папа и мама. Он не был женат, он занимался искусством. Он был старше меня лет на 20, и когда он приехал в Израиль, мы были дружны с ним. Я помог ему устроиться и он, слава Б-гу, здесь женился. В момент, когда я стал ешиботником, его обуял ужас. Он поехал со своей женой в Америку, встречался с моей покойной мамой и ее мужем, начал рассказывать, что я, наверное, сошел с ума, что они все нахлебники! Он сам был всю жизнь на иждивении у своих мамы и папы. Но вот они – нахлебники! И сказал муж моей мамы (он был профессором университета): «Это они нахлебники? Это ты – нахлебник!» Он понял очень простую вещь: кто-то должен нести бремя еврейства! Он не был человеком религиозным, просто у него была голова на плечах.
Я сказал в самом начале урока, что это – урок для людей религиозных. В чем тут проблема? В том, что этот яд влезает в нас, и мы, евреи Торы, начинаем думать: вот они в чем-то, наверное, правы.
Мы знаем из истории, как во время рассвета антисемитизма в Европе евреи начали обвинять себя: как мы можем сделать так, чтобы нас не ненавидели. У меня был один ученик, который рассказывал мне, что в Советском Союзе он смотрел в зеркало и думал: ну что во мне есть такое, что я называюсь евреем? И тут надо помнить сказанное в Псалмах: «Эти уповают на колесницы, эти – на лошадей, мы же имя Г-спода, Б-га нашего будем вспоминать!»
Всевышний иначе правит нами в этом мире. Более того, есть такие слова в Талмуде, которые многие знают: «эйн мазаль ле-исраэль». Гордые евреи понимают это так, что мы выше всяких прогнозов, гороскопов и так далее. Это правильно, но это следует понимать более точно. Говорится, что по звездам у Авраама не могло быть детей. Но Всевышний поднял Авраама над звездами и дал ему Свое покровительство.
В этом заключается способ существования нашего народа: если мы становимся как все народы, то это приводит, не дай Б-г, к катастрофе, и у нас нет в мире места. Но если мы идем по миру, передавая Тору из поколения в поколение, то Всевышний поднимает нас над нашим мазалем, и у нас появляется право на существование.
У меня был один ученик, покойный профессор Ваксман из Беэр-шевского университета, человек очень достойный, религиозный, и как-то он был у нас в гостях на Симхат Тора и наблюдал, как отцы и дети пляшут с книгами Торы. Он сказал, что это похоже на эстафетную палочку. Наш народ нес Тору, несмотря на разрушение Храма, преследования римлян, инквизицию, изгнания, погромы. Тора – наша жизнь. Эту жизнь мы хотим нести всему народу Израиля, передать ее нашим детям и внукам. И это – наш истинный долг.