Законы раскаяния. Глава 8Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
§2. Грядущий мир нематериален и бестелесен. Там обитают бесплотные души праведников, подобные ангелам-служителям. И раз этот мир нематериален — то, значит, не едят там и не пьют. Нет там ничего из того, что свойственно человеческому телу в этом мире. И те состояния, в которых человек бывает в этом мире, отсутствуют там: там не сидят, не стоят и не спят, не умирают, не печалятся и не смеются, и т.д. Так говорили мудрецы древности: «В грядущем мире на едят, не пьют и не совокупляются — но праведники восседают с коронами на челе и наслаждаются сиянием Шхины» (Брахот, 17а).Из этих слов видно, что грядущий мир бестелесен, раз сказано, что не едят там и не пьют. А то, что сказано там — «праведники восседают», — лишь образное выражение, означающее, что они пребывают в покое, не зная тягот. Так и слова «с коронами на челе» означают, что мудрость, которой они достигли в земном мире и благодаря которой удостоились грядущего мира, венчает их, как корона — чело. О той же короне говорит Шломо: «Посмотрите на корону, которой его увенчала мать его» (Шир а-Ширим, 3:11). И это нематериальная корона ведь сказано: «И вечная радость на их челе» (Йешаяу, 51:11), хотя и радость — не материальный предмет, которым можно было бы увенчать чело. Так и корона, о которой говорится здесь — мудрость. Что же означают слова «наслаждаются сиянием Шхины», — то, что постигают праведники истинную сущность Святого Творца, благословен Он, которую было невозможно постичь, пребывая в грубом и бренном теле.
[ב] הָעוֹלָם הַבָּא--אֵין בּוֹ גּוּף וּגְוִיָּה, אֵלָא נַפְשׁוֹת הַצַּדִּיקִים בִּלְבָד, בְּלֹא גּוּף כְּמַלְאֲכֵי הַשָּׁרֵת. הוֹאִיל וְאֵין בּוֹ גְּוִיּוֹת, אֵין בּוֹ לֹא אֲכִילָה וְלֹא שְׁתִיָּה וְלֹא דָּבָר מִכָּל הַדְּבָרִים שֶׁגּוּפוֹת בְּנֵי הָאָדָם צְרִיכִין לָהֶן בָּעוֹלָם הַזֶּה. וְלֹא יֵארַע בּוֹ דָּבָר מִן הַדְּבָרִים שֶׁמְּאֹרָעִין לַגּוּפוֹת בָּעוֹלָם הַזֶּה, כְּגוֹן יְשִׁיבָה וַעֲמִידָה וְשִׁינָה וּמִיתָה וְעֶצֶב וּשְׂחוֹק וְכַיּוֹצֶא בָּהֶן. כָּךְ אָמְרוּ חֲכָמִים הָרִאשׁוֹנִים, הָעוֹלָם הַבָּא--אֵין בּוֹ לֹא אֲכִילָה וְלֹא שְׁתִיָּה וְלֹא תַּשְׁמִישׁ, אֵלָא צַדִּיקִים יוֹשְׁבִין וְעַטְרוֹתֵיהֶם בְּרָאשֵׁיהֶם וְנִהְנִין מִזִּיו הַשְּׁכִינָה.
ד הֲרֵי נִתְבָּרַר לָךְ שְׁאֵין שָׁם גּוּף, לְפִי שְׁאֵין שָׁם אֲכִילָה וּשְׁתִיָּה. וְזֶה שֶׁאָמְרוּ צַדִּיקִים יוֹשְׁבִין, עַל דֶּרֶךְ הַחִידָה--כְּלוֹמַר נַפְשׁוֹת הַצַּדִּיקִים מְצוּיִין שָׁם, בְּלֹא עָמָל וְלֹא יֶגַע. וְכֵן זֶה שֶׁאָמְרוּ עַטְרוֹתֵיהֶם בְּרָאשֵׁיהֶם--כְּלוֹמַר דֵּעָה שֶׁיָּדְעוּ שֶׁבִּגְלָלָהּ זָכוּ לְחַיֵּי הָעוֹלָם הַבָּא, מְצוּיָה עִמָּהֶן, וְהִיא הָעֲטָרָה שֶׁלָּהֶן, כְּעִנְיַן שֶׁאָמַר שְׁלֹמֹה "בָּעֲטָרָה, שֶׁעִטְּרָה-לּוֹ אִמּוֹ" (שיר השירים ג,יא). וַהֲרֵי הוּא אוֹמֵר "וְשִׂמְחַת עוֹלָם, עַל-רֹאשָׁם" (ישעיהו לה,י; ישעיהו נא,יא), וְאֵין הַשִּׂמְחָה גּוּף כְּדֵי שֶׁתָּנוּחַ עַל הָרֹאשׁ; כָּךְ עֲטָרָה שֶׁאָמְרוּ חֲכָמִים כָּאן, הִיא הַדֵּעָה.
ה וּמַה הוּא זֶה שֶׁאָמְרוּ, וְנִהְנִין מִזִּיו הַשְּׁכִינָה--שֶׁיּוֹדְעִין וּמַשִּׂיגִין מֵאֲמִתַּת הַקָּדוֹשׁ בָּרוּךְ הוּא, מַה שְׁאֵינָן יוֹדְעִין וְהֶן בַּגּוּף הָאָפֵל הַשָּׁפָל.