МИШНА ВОСЬМАЯ(ח) אֵין מַפְטִירִין אַחַר הַפֶּסַח אֲפִיקוֹמָן. יָשְׁנוּ מִקְצָתָן, יֹאכֵלוּ. כֻּלָּן, לֹא יֹאכֵלוּ. רַבִּי יוֹסֵי אוֹמֵר, נִתְנַמְנְמוּ, יֹאכֵלוּ. נִרְדְּמוּ, לֹא יֹאכֵלוּ:HE ЕДЯТ ПОСЛЕ ПЕСАХА АФИКОМАН. УСНУЛИ НЕКОТОРЫЕ - МОЖНО ЕСТЬ, ЗАСНУЛИ ВСЕ - ЕСТЬ НЕЛЬЗЯ. РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: ЗАДРЕМАЛИ - ЕСТЬ МОЖНО, ЗАСНУЛИ - ЕСТЬ НЕЛЬЗЯ.ОБЪЯСНЕНИЕ МИШНЫ ВОСЬМОЙНЕ ЕДЯТ ПОСЛЕ ПЕСАХА АФИКОМАН.Мы уже упоминали, что заповедь предписывает есть песах в самом конце трапезы, чтобы именно после этого человек почувствовал, что он сыт. Поэтому наша мишна говорит, что, в отличие от обычной трапезы, после мяса Песаха не едят АФИКОМАН - то есть сладкие закуски, десерт, так как необходимо, чтоб вкус Песаха остался во рту."Афикоман" - это греческое слово, обозначающее пир, который было принято устраивать после окончания основной трапезы, когда пили вино, ели фрукты и сладости (см. "Тосфот р.Акивы Эйгера и "Тифэрет Исраэль"). Однако Гемара трактует его как слияние двух арамейских слов: "АФИКУ МАН", то есть "вынесите кушанье" - "вынесите кушанья основной трапезы и принесите сладости на десерт".Хотя есть и иные трактовки этой фразы из мишны (см. Псахим 1196 и комментарий Рашбама там же, а также комментарий Бартануры к Мишне), наш перевод и объяснение, которое мы дали, соответствуют точке зрения большинства комментаторов.Гемара также приводит спор о том, относится ли эта галаха к нашему времени, когда нет жертвы песах и во время седера едят лишь мацу. Вывод - что точно так же, как во времена Храма не ели афикоман после казаита мяса песаха, которое съедали в заключение трапезы, сейчас не едят афикоман после казаита мацы, который съедают в заключение трапезы вместо мяса жертвы песах - после него уже ничего нельзя брать в рот. Съесть этот кусок мацы в наше время означает исполнить заповедь о песахе, и вкус его должен остаться во рту точно так же, как когда-то после окончания седера во рту должен был остаться вкус мяса пасхального жертвоприношения (Рамбам, Законы о хамеце и о маце 8:9).Поскольку после этого куска мацы не едят афикоман, его стали называть так, и теперь афикоман - это тот казаит мацы, который едят в самом конце трапезы перед тем, как читать Биркат-гамазон ("Шилтей-гиборим").Если УСНУЛИ НЕКОТОРЫЕ из сотрапезников после того, как начали есть песах, им, после того, как проснутся, - МОЖНО продолжать ЕСТЬ его, так как остальные сотрапезники не отвлекались от исполнения этой заповеди. Однако если ЗАСНУЛИ ВСЕ, кто принимает участие в праздничной трапезе, никому из них - ЕСТЬ песах больше НЕЛЬЗЯ. Сон всех сотрапезников означает, что они отвлеклись от исполнения этой заповеди, и если, после того, как проснутся, они снова начнут есть песах, это будет равно тому, как если бы они стали есть его на новом месте, - а, как известно, по мнению раби Йегуды, песах нельзя есть в двух разных местах (см. выше предисловие к объяснению мишны 7:13).РАБИ ЙОСЕЙ ГОВОРИТ: ЗАДРЕМАЛИ - ЕСТЬ МОЖНО.Одни комментаторы считают, что раби Йосей более строго относится к этому вопросу, нежели первый танай: по его мнению, продолжать есть песах можно только в том случае, если некоторые из сотрапезников лишь ЗАДРЕМАЛИ.Гемара дает критерий, по которому задремавшего человека можно отличить от заснувшего: если его зовут по имени и он откликается, но он не знает, что ответить, когда его спрашивают что-то требующее напряжения ума, однако вспоминает ответ, если ему напоминают, - это всего-навсего задремавший.Если же хотя бы некоторые из сотрапезников ЗАСНУЛИ по-настоящему, когда они проснутся, песах им больше ЕСТЬ НЕЛЬЗЯ.Однако другие комментаторы говорят, что раби Йосей предлагает более легкую трактовку закона по сравнению с первым танаем: что речь здесь идет не о части участвующих в трапезе, а обо всех. То есть, если они всего-навсего задремали, то, хотя никто в это время не продолжал исполнять заповедь, - проснувшись, они могут продолжать есть песах; однако если все, как один, заснули - есть песах им больше нельзя (Гамеири; Рамбам, Законы о хамеце и о маце 8:14).И ГАЛАХА СООТВЕТСТВУЕТ МНЕНИЮ РАБИ ЙОСЕЙ (Рамбам, там же).