Маленький Давид. Недельная глава Торы «Ницавим». Рош Хашана Нахум Пурер


В последний день своей жизни Моше собирает весь народ для прощального напутствия. Он говорит, что союз с Б-гом заключило не только поколение пустыни, но и евреи всех грядущих эпох. Он вновь предостерегает сынов Израиля от увлечения идолами. Моше знает, что даже отвращение к египетским «гнусностям» не помешает им экспериментировать с чужими философскими концепциями, ведущими к моральной распущенности. Он описывает разорение, которому подвергнется Страна Израиля. Потомки и чужеземцы удивятся ее бедствиям и поймут, что это наказание евреям за измену Б-гу и Торе. Но пророк обещает, что со временем, после исполнения всех благословений и проклятий, евреи поймут свои ошибки и раскаются. Как бы ни подражали они другим народам, как бы ни пытались ассимилироваться, Б-г вернет их в Эрец Исраэль. Моше напоминает им, что Тора не удалена от них — исполнение ее законов доступно каждому человеку. Раздел завершается ярким описанием духовно-нравственного выбора, который представляет собой, по существу, выбор между жизнью и смертью. Пророк заклинает каждого из нас: «Избери же жизнь» — жизнь по Торе.
***
«Вы стоите сегодня все перед Б-гом…» (29:9).Кто бы мог подумать лет 50 назад, что антисемитизм так быстро и яростно возродится на Западе! И это еще при жизни людей, переживших Катастрофу.В 1967 году репортажи в газетах «Санди таймс» и «Нью-Йорк таймс» о ходе Шестидневной войны на Ближнем Востоке писались с воодушевлением и нескрываемым восхищением, как будто блестящая победа была одержана не Израилем, а британской или американской армией. Еще бы! Отважный маленький Давид умудрился разгромить вооруженного до зубов арабского Голиафа. Израильские апельсины раскупались в Европе, как горячие пончики, а на европейских и мировых чемпионатах по фигурному катанию на коньках звучали «Хава нагила» и другие еврейские мелодии.Теперь все наоборот. Пресса и Интернет превратили маленького Давида в кровожадного Голиафа, пожирающего «беззащитных» детей Газы.«И был вечер, и было утро…» (Берешит, 1:5). Тора учит, что наш материальный мир начинается во тьме и затем переходит к свету.Сегодняшний раздел «Ницавим» начинается со слов: «Вы стоите сегодня все перед Б-гом…»Существование еврейского народа в этом мире похоже на естественный цикл природных явлений. Подобно тому, как ночь предшествует дню, так и наша история представляет собой последовательную смену тьмы и света. Она начинается с преследований, тягот и изгнания, а завершается ярким светом избавления, как учили мудрецы Талмуда: «Начало праведников — страдания, а их конец — покой».Раздел «Ницавим» — последний в году. На следующей неделе мы отметим наступление нового, 5777 года, праздник Рош Хашана. Так пусть вместе со старым годом уйдут поскорее в прошлое все его несчастья и проклятия и пусть в новом году весь мир наконец признает Б-га Израиля единым и безраздельным владыкой, Царем Царей!
Двенадцать месяцев спустя…
Итак, мы прожили еще один полный цикл времени, состоящий из двенадцати месяцев, и подошли к Рош Хашана, началу нового еврейского года.В нашей традиции весь месяц элул, предшествующий Рош Хашана, и сами дни этого праздника (Рош Хашана отмечается, как известно, два дня) — это период самоанализа, подведения итогов за уходящий год и раздумий о будущем. Мы оглядываемся назад, пытаясь оценить сделанное и прожитое за год, и намечаем планы на следующий год, чтобы он был более счастливым и успешным для нас.Так повторяется из года в год, но, к сожалению, в серых жизненных буднях мы часто теряем из виду свои благие намерения и те прекрасные обязательства, которые берем на себя, когда стоим перед Б-гом с молитвой на устах в Рош Хашана.В этом смысле показательна история из жизни выдающегося хасидского раввина, ребе из Гура Авраама-Мордехая Альтера («Имрей Эмет»), жившего в предвоенной Польше.
Сигара из Парижа
Однажды к ребе Альтеру пришел один из его ближайших учеников и сказал, что отправляется в Париж по коммерческим делам. Ребе Альтер попросил ученика привезти ему из поездки очень хорошую парижскую сигару. Тот удивился, поскольку знал, что его ребе равнодушен к мирским удовольствиям, да и никогда не видел его курящим, но охотно согласился и даже обрадовался возможности выполнить просьбу любимого учителя.Поездка в Париж принесла хасиду большой успех в его деле, но еще большее впечатление произвел на него сам город. Он не переставал восхищаться великолепными бульварами, зданиями и памятниками французской столицы, ее особой атмосферой, изяществом и раскованностью ее жителей, их неповторимым шиком.Увлекшись созерцанием Парижа, он совершенно забыл о просьбе ребе Альтера и вспомнил о ней, лишь когда его поезд отошел от платформы Северного вокзала французской столицы.Хасид схватился за голову: что делать? Сидевший напротив него в вагоне пассажир участливо поинтересовался, что случилось и нельзя ли чем-то помочь. Хасид рассказал, что забыл купить в Париже дорогую сигару по просьбе «близкого друга».«Не отчаивайтесь, — успокоил его попутчик. — Поезд остановится в Брюсселе, а бельгийские сигары славятся даже больше, чем французские».Во время короткой стоянки на брюссельском вокзале наш хасид побежал к ближайшему табачному киоску и попросил у продавца самую лучшую сигару, какая у него была. Продавец достал с полки большую деревянную коробку с огромной сигарой на красной плюшевой подушечке. Хасид заплатил и помчался с сигарой обратно к поезду. Он был очень доволен покупкой и всю дорогу разглядывал сигару и шикарную коробку. То-то ребе обрадуется!Вернувшись в Польшу, он поспешил к ребе, рассказал ему о своих коммерческих успехах и достал купленную сигару.Ребе посмотрел на красивую коробку и, не раскрыв ее, перевел взгляд на хасида. После неловкой паузы он тихо спросил ученика, где тот купил сигару. Хасид замялся, покраснел от смущения и тихо признался, что купил не французскую, а бельгийскую сигару, но тут же заверил ребе: «Это прекрасная сигара, табак высшего качества. Таких не достанешь даже в Париже…»Ребе грустно посмотрел на него и сказал: «Неужели ты действительно думал, что мне нужна сигара из Парижа? Я только хотел, чтобы ты помнил своего ребе, находясь в столь прекрасном месте. А ты забыл…»Ребе Альтер преподал своему хасиду такой же урок, какой Б-г преподает нам каждый день. Мы живем в этом прекрасном мире, созданном для нас Б-гом. И Он хочет, чтобы мы всегда помнили о Нем с благодарностью и почитанием, чтобы мы не забывали, что именно Он — Творец всех благ и красот, которыми мы пользуемся и восхищаемся. Он дает нам возможность духовно расти год от года и требует, чтобы каждый прожитый год был отмечен чем-то новым и успешным для нас. Для этого и существует Рош Хашана, рубеж, на котором мы вспоминаем о Нем и Его ожиданиях.Бенджамин Франклин, один из основателей Соединенных Штатов Америки, говорил: «Скажи мне, и я забуду. Научи меня, и я запомню. Вовлеки меня, и я научусь».Следование Торе, выполнение заповедей и добрых дел учат нас правильной жизни, повышают качество прожитых лет и, как результат, приближают нас к Тому, Кто создал нас и окружающий мир.