Моше обходит перед смертью походный стан сынов Израиля, прощается и подбадривает их. Он обещает, что и после его смерти Б-г не оставит евреев, поможет им разгромить врагов по ту сторону Иордана. Моше публично ободряет своего преемника Иегошуа бин Нуна, укрепляя тем самым его авторитет в глазах людей. Затем пророк учит народ заповеди «хакеэль»: раз в семь лет, в праздник Суккот, все евреи, включая детей, должны собраться перед Храмом, где царь прочтет им отрывки из книги «Дварим», в которых говорится о верности Б-гу и Его Завету, о награде за соблюдение законов Торы и наказании за их нарушение. Затем Б-г велит Моше явиться вместе с Иегошуа в передвижной Храм, где новый лидер нации получит наставления. Всевышний знает, что, поселившись в Эрец Исраэль, евреи забудут Его и начнут поклоняться идолам. Тогда Б-г совершенно «сокроет Свое лицо», и евреям будет казаться, что они отданы на растерзание врагам и некому защитить их от гонений. Б-г велит Моше и Иегошуа записать песнь «Аазину» как свидетельство греховных помыслов сынов Израиля. Моше записывает песнь и передает ее еврейскому народу. Завершив написание Торы, пророк велит левитам поместить ее текст в Ковчег Завета в качестве вечного эталона.
***
«Я совершенно сокрою лик Мой в тот день за все зло, которое он сделал, когда обратился к богам иным» (31:18).Посреди пустынной улицы горько плакал маленький мальчик.– Что с тобой, ингеле? — участливо спросил его проходивший мимо раввин.– Мы играли… — малыш с трудом выдавливал из себя слова между всхлипываниями. — Мы играли в прятки… Я спрятался за тем сараем.Мальчик поднял заплаканное лицо.– Ну-ну, я слушаю, — подбодрил его рав.– Я спрятался, но… но… — слезы мешали ему говорить.– Так что же произошло? — тормошил его раввин.– Я спрятался, — сказал наконец мальчик, — но никто меня не искал.Раввин ласково улыбнулся.– Зря ты плачешь, — сказал он совершенно серьезно. — Ты оказался в хорошей компании.Мальчик от удивления перестал плакать и вопросительно взглянул на рава.– Да-да, у тебя превосходная компания. Б-г тоже прячется от людей, но мало кто пытается найти Его.Наш мир — это космическая игра в прятки. Мы получаем приглашение на спектакль под названием «Жизнь». В самом приглашении заключена великая тайна. Кто привел нас сюда? Кто обеспечивает все наши нужды? Чего от нас хочет Устроитель этой игры?Чтобы усложнить игру и повысить ее ставки, нам предлагают множество соблазнов и ложных ходов, призванных отвлечь нас от цели игры. Но Главный Организатор снабдил нас компасом и картой, которые, если мы будем ими правильно пользоваться, приведут нас к успеху. С помощью этих средств ориентации мы сумеем найти Его и понять цель своего существования.Компас и карта называются Торой. Следуя ее указаниям, мы легко узнаем по контурам Того, Кто ее написал. Но, если мы пренебрежем Торой, отвернемся от нее, Он будет прятаться от нас все дальше и дальше.«Я совершенно сокрою лик Мой…» В святом языке категоричность действия выражается удвоением глагола. Поэтому буквальный перевод этого стиха звучит так: «Я спрячу, сокрою Мой лик» («Ве-анохи хастер астир панай»). В самой грамматической структуре заключен смысл того «сокрытия», о котором говорит Тора.Есть два вида «сокрытия». При одном из них мы знаем, что есть, существует Творец, но мы не можем Его найти. Другое сокрытие представляет собой такое положение, при котором мы даже не знаем, что надо кого-то искать. От нас сокрыт сам факт сокрытия. Это и есть высшая, предельная форма сокрытия: мы даже не догадываемся, что должны кого-то искать. Нам кажется, что хаос — это норма бытия, что так устроен мир и что нет у него Хозяина.Это уже серьезная беда. При таком взгляде на вещи ничто не побудит нас искать Б-га и подспудную связь явлений и событий. «Да, мир жесток и абсурден, — скажем мы, — таким он был и всегда будет».Говорят, что невежды пребывают в блаженстве. Верно, но лишь до тех пор, пока им не откроется их невежество. В один прекрасный день они вдруг очнутся от своего благодушия в Высшем суде, где им придется ответить сполна за годы «блаженства».Но даже для них припасено окошко в ту истинную реальность. Оно открывается раз в году, в Йом-Кипур. Скоро, очень скоро мы получим очередной шанс стряхнуть с себя оцепенение и обратиться непосредственно к Тому, Кто создал нас и придумал сей жизненный спектакль. Если мы будем старательно искать Его, то обязательно найдем.
«Вернись, Я все прощу»
«Вернись, Израиль, к Б-гу, Господу твоему, ибо споткнулся ты о вину свою» (Хошеа, 14:2).Шаббат между Рош Хашана и Йом Кипуром — первый шаббат нового года. Считается, что этот шаббат задает тон всем последующим субботам. Поэтому надо особенно тщательно хранить его святость. В Талмуде сказано: если бы евреи провели первый шаббат года по всем правилам, без всяких нарушений, ни один народ и ни одна цивилизация не смогли бы властвовать над ними.Первый человек Адам был сотворен в пятницу после полудня, чтобы сразу испытать духовное блаженство субботнего покоя. Но еще до наступления шаббата он совершил первородный, до сих пор не искупленный грех.Шаббат и тшува, раскаяние, тесно связаны в еврейской традиции. Мудрецы Талмуда учат, что тшува предшествовала сотворению мира. Поэтому человек, вернувшийся к иудаизму, как будто стоит над миром. На мистическом уровне шаббат излучает более яркий свет, чем все другие шесть дней недели, поскольку в нем отражается великолепие Мира грядущего.Первый шаббат года называется «шаббат шува». «Шува» на иврите — «возвращение» или «раскаяние». С этого слова начинается афтара, специальный отрывок из Книги пророков, которым завершится чтение этого недельного раздела — «Шува, Исраэль…»: «Вернись, Израиль, к Б-гу, Господу твоему, ибо споткнулся ты о вину свою».Если суд приговорил человека к смерти и все апелляции отвергнуты, его последний шанс — броситься к ногам царя. Пророк Хошеа призывает евреев пасть ниц перед Царем царей, молить Его о милосердии. Ибо только Он один может отменить суровый приговор и простить нам все наши ошибки и прегрешения.
Нахум Пурер