Тот, кто совершает переход в иудаизм, словно рождается заново. Он входит в еврейский народ и теряет связь с семьей биологической, в которой родился и вырос. Как быть в таком случае с заповедью почитания родителей? Кроме того, ему должен быть разрешен брак с близкими родственниками – почему же это все-таки не практикуется?
Несмотря на то, что гер действительно уподоблен заново рожденному, он не освобождается полностью от обязанностей по отношению к биологическим родителям. Вообще же здесь применим общий принцип иудаизма: маалим би-кдуша ве-ло моридим ба («во всем, имеющем отношение к святости, можно только добавлять, но не уменьшать»); поскольку до гиюра человек был обязан относиться к ним с почтением, с точки зрения как этики, так и закона было бы неправильным снять с него эту ответственность после того, как он поднялся на более высокий уровень святости. Биологические родители дали возможность душе гера одеться в плоть, прийти в этот мир, и его связь с ними нашла отражение в законе Торы, по которому он наследует им, даже став евреем.
Помимо всего вышесказанного, существует и дополнительное обоснование: нельзя давать людям повод относиться к Торе и ее законам, да и к еврейскому народу, с неуважением. Заповедь, запрещающая порочить Всевышнего (хилуль ѓа-Шем), обязывает в этом случае не пренебрегать нуждами нееврейских родителей еврея. Отказ им в поддержке и помощи будет в глазах окружающих поступком бесчеловечным, а следовательно – унижающим Тору.
Несмотря на то, что иудаизм не признает смешанные браки и с точки зрения Ѓалахи зачатие ребенка от нееврейского партнера может быть уподоблено партеногенезу, еврей несет ответственность за рожденных от него нееврейкой детей в силу всех перечисленных выше причин. Полный уход от такой ответственности в данном случае преступен, и он обязан сделать все от него зависящее для воспитания ребенка и его благополучия. Несмотря на то, что в этом случае права и обязанности этого человека отличаются от тех, которые предусмотрены Законом для еврейских семей, – от обязательств, налагаемых на него правилами порядочности, никуда не уйти.
Показателен в свете всего сказанного выше и закон о брачных связях с биологическими родственниками герим. Ведь гер вошел в еврейскую семью как приемный ребенок, он как бы родился заново в новом качестве. Поэтому прозелит, теоретически, мог бы заключить брак с любым из своих бывших близких родственников, если они, как и он сам, пройдут гиюр. Однако поскольку брак с ними был для него невозможен и до гиюра – по закону Торы, распространяющемуся и на неевреев, – наши мудрецы запретили ему поступать подобным образом и после перехода в еврейство.
рав Адин Штайнгальц