Тора говорит о запрете колдовства: «…не гадайте и не ворожите» («Ваикра», 19:26),» "Да не найдется у тебя… ни кудесника, ни волхва, ни гадателя, ни колдуна, ни заклинателя, ни вызывающего духов, ни знахаря, ни вопрошающего мертвых» («Дварим», 18:10,11). Можно ли еврею в связи с этим смотреть выступления иллюзионистов или показывать фокусы самому? Разрешено ли прибегать к широко распространенной в России «народной медицине», к услугам экстрасенсов, знахарей и колдунов?
Прежде всего необходимо четко провести границу между фокусами и запрещенным Торой чародейством. Одно дело – искусство иллюзиониста, т.е. обман зрения, достигающийся ловкостью рук или применением специальной аппаратуры, не претендующий на чудо, и совсем другое – воздействие на законы мироздания и на человека с помощью разного рода магических приемов.
Несомненно, что подавляющее число так называемых «целителей» – шарлатаны, осознающие это или нет; среди них есть и мошенники, зарабатывающие деньги своим сомнительным ремеслом, и люди, искренне верящие в то, что наделены исключительными способностями. Спрос, как известно, рождает предложение, а поскольку среди нас всегда немало тех, кто жаждет чудес и готов принять за них все что угодно, – к их услугам всегда целая армия охотников поживиться за наш счет. Однако встречаются среди них и «умельцы», знающие, как манипулировать «оборотной стороной святости»: духовными силами, антагонистичными по отношению ко всему, связанному со служением Творцу и с благом людей. В отличие от сравнительно безобидных шарлатанов и чудаков они способны оказывать негативное влияние и на человека, и на мир, в котором он живет. Именно о них идет речь в процитированных выше законах Торы – ведь зло не всегда предстает в своем истинном обличье.
Во всех случаях, когда знахарь прибегает к ритуальным действиям или обращается к надприродным, потусторонним силам с просьбой вмешаться и оказать свое «целебное воздействие», это и есть колдовство, запрещенное Торой, и еврею нельзя иметь к этому какое-либо отношение. Под запрет Торы подпадает любое действо подобного рода, вне зависимости от того, кто перед вами – колдун, шарлатан или сумасшедший. Помимо колдовства, волхвования и т.п., зачастую мы сталкиваемся и с откровенным, а иногда завуалированным идолопоклонством – одним из тягчайших, если не самым тяжелым, грехом в иудаизме. Наряду с ним лишь убийство и запрещенные Торой половые связи относятся к категории преступлений, о которых сказано: йеарег ве-аль таавор («погибни, но не преступи»).
Если человек, ни в чем подобном экстрасенса не подозревая, обнаружил вдруг, что тот обращается к сверхъестественным силам, ему следует однозначно продемонстрировать, что он никоим образом не причастен к этому, немедленно прервав действо и отказавшись от подобного рода услуг. Если же «целитель» заявляет, что дарованная ему сила не носит сверхъестественный характер, а является природным феноменом, – на то, чтобы иметь с ним дело, нет формального запрета. Но поскольку в подавляющем большинстве случаев мы не знаем, чего можно ожидать от экстрасенса, и не догадываемся, чем он руководствуется на самом деле, лучше вообще воздержаться от контактов с ним. В Писании недвусмысленно сказано: «Тамим тигье им Ад-най Элокеха» («Бесхитростным будь с Б-гом, Всесильным твоим»).
В любом случае, если человек считает, что ему необходимо прибегнуть к альтернативной медицине, он может найти ее представителей и среди евреев, хранящих верность Торе. рав Адин Штейзальц