Мирт или колючка? Недельная глава Торы «Толдот» Нахум Пурер

После двадцати лет бесплодного брака у Ицхака и Ривки рождаются близнецы Эсав и Яаков. Б-г сообщает Ривке, что ее трудная беременность — это прелюдия к грядущему конфликту между потомками близнецов — Римом и Израилем. Эсав вышел первым из утробы матери; вслед за ним, держась за пятку брата, — Яаков. С возрастом разница между братьями становится все заметнее. Эсав — охотник, отличается необузданным нравом, а Яаков — «человек кроткий, сидящий в шатрах» Торы. В день похорон их деда Авраама Эсав бездумно продает свое первородство Яакову за приготовленное им траурное блюдо — чечевичную похлебку.Ицхак хочет уйти в Египет, чтобы переждать там голод, охвативший Ханаан, но Б-г напоминает ему, что после жертвоприношения на горе Мориа он наделен особой святостью и ему нельзя покидать Святую землю. Ицхак поселяется с Ривкой в Граре, стране филистимлян, и выдает свою жену за сестру, чтобы защитить ее от посягательств местных язычников. Разбогатев на чужбине, Ицхак вызывает зависть филистимлян, и местный царь Авимелех изгоняет его. Покинув Грар, Ицхак восстанавливает три колодца, выкопанных его отцом. Эти колодцы символизируют три будущих иерусалимских Храма: два из них, как и колодцы, будут разрушены, а третий сохранится навечно. Авимелех понимает, что Ицхаку покровительствует Б-г, и предлагает ему заключить союз.Прошли годы. Чувствуя приближение смерти, Ицхак призывает к себе Эсава, чтобы благословить его. Однако Ривка убеждает Яакова прийти к слепому отцу и, выдав себя за брата, получить это важное благословение. Хитрость удалась: Ицхак благословляет Яакова, думая, что это Эсав. Разгневанный Эсав жалуется отцу на обман, вспоминая заодно и о проданном первородстве, но Ицхак понимает теперь, что Яаков больше ценит духовную миссию семьи, и подтверждает необратимость своих слов. Эсав грозит убить Яакова, и Ривка отправляет младшего сына к своему брату Лавану в Падан-Арам, чтобы он переждал там гнев Эсава и заодно подыскал себе жену.
***
«И выросли мальчики, и стал Эсав человеком, сведущим в охоте, человеком полей, а Яаков — человеком кротким, сидящим в шатрах» (25:27).Рабби Леви говорил: «Этих мальчиков можно сравнить с переплетенными кустами мирта и колючек. Повзрослев, они расцвели, но один из них источал дивный аромат, а другой отрастил колючки. До тринадцати лет Эсав и Яаков были неразлучны: вместе играли, вместе ходили в школу. Но, когда они отметили бар-мицву, один из них пошел в бейт-мидраш, дом учения, а другой стал идолопоклонником и разбойником».В воспитании детей нет гарантии успеха. Все, что могут сделать родители, это давать хороший личный пример, вести себя так, как они хотели бы, чтобы вели себя их дети. Если отец, переходя дорогу на красный свет, говорит своему ребенку: «Не делай так, как я делаю, а делай так, как я тебе говорю: переходи улицу только на зеленый свет», — результат, скорее всего, будет не тот, который требуется. В обращении со своими детьми надо быть твердым, справедливым и доброжелательным. И еще надо хорошо молиться.Рабби Элиезер говорил: «Надо воспитывать сына до 13 лет, чтобы затем сказать: “Барух ше-патрани…” (Благословен Тот, Кто избавил меня от наказания за него (сына)». До тринадцатилетнего возраста грехи сына переходят на отца. Поэтому отец благодарит Б-г за то, что Он спас его от наказаний, которые заслужил его сын, и за то, что теперь сын будет сам отвечать за свои поступки.Среди раввинов до сих пор нет единого мнения о том, надо ли говорить в благословении «Барух ше-патрани…» Имя Б-га. В кодексе еврейских законов «Шульхан-Арух» рабби Моше Исерлис, известный под псевдонимом Рамо, постановил, что Имя Б-га надо опустить в этом благословении, и его мнение стало общепринятым законом.Однажды к главному раввину Иерусалима рабби Цви-Песаху Франку (1873–1960) привели мальчика в день, когда он отмечал бар-мицву. Побеседовав с юным гостем, рабби Франк сказал его отцу: «Хотя галаха не разрешает произносить Имя Б-га в благословении “Барух ше-патрани”, применительно к этому мальчику Имя Б-га можно сказать». Мальчик и его отец с недоумением посмотрели на рабби Франка…Через много лет, когда мальчик вырос и собирался жениться, среди приглашенных на свадьбу гостей оказался и рав Франк. Надо сказать, что к тому времени мальчик стал выдающимся знатоком Торы. Нисколько не смутившись, жених подошел к раввину, представился и напомнил об их встрече в день его бар-мицвы. Затем он спросил: «Что имел в виду рав, когда сказал моему отцу, что в моем случае можно сказать “Барух ше-патрани” с Именем Б-га?»Рабби Франк ответил: «В кодексе “Мишна-Брура” (комментарии к “Шульхан-Аруху”) постановление Рамо толкуется следующим образом. Благословение “Барух ше-патрани” было введено потому, что отец должен быть наказан, когда его сын, не достигший 13 лет, грешит, поскольку он не сумел воспитать сына в духе Торы. Но когда сыну исполняется 13 лет, то теперь он сам отвечает за свою приверженность Б-гу и заповедям Торы. Однако, продолжает “Мишна-Брура”, хотя отец и освобождается от заповеди воспитания, он должен и дальше делать замечания повзрослевшему сыну, если потребуется. Во многих случаях ответственность отца за духовное развитие сына сохраняется еще долго после бар-мицвы. В вашем же случае я сразу понял, что вы сумеете сами отвечать за себя уже тогда, в тринадцать лет, и что ваш отец сможет полностью сложить с себя ответственность за вас. Поэтому я велел ему произнести “Барух ше-патрани” с Именем Б-га».
Его бесценные одежды
«И взяла Ривка драгоценную одежду своего старшего сына Эсава, что хранилась у нее в доме, и надела на Яакова, своего младшего сына» (27:15).За этим проходным, на первый взгляд, эпизодом скрывается интересная история. Ривка взяла без ведома Эсава его охотничью одежду, на которой были изображены все виды животных, населявших землю. Тот, кто надевал ее, привлекал к себе диких зверей, безотчетно тянувшихся к своему изображению на редкостной ткани.Этой одежде не было сносу. Раши сообщает, что Эсав похитил ее у царя Нимрода, о котором в разделе «Ноах» сказано: «Куш родил Нимрода — тот начал проявлять могущество на земле. Он был богатырем-охотником у Б-га на глазах» (10:8–9). В свою очередь Нимрод (тот самый деспот, который приказал бросить Авраама в огнедышащую печь) получил эту волшебную одежду от первого человека Адама.В день смерти своего деда Авраама Эсав убил Нимрода, снял с него одежду и, спасаясь бегством от преследовавших его слуг царя, прибежал домой, где Яаков варил в это время траурное кушанье — чечевичную похлебку. Эсав едва не погиб, он устал от погони и был очень голоден. Вот почему, легко обменяв свое первородство на похлебку, он сказал брату: «Вот я иду на смерть! На что мне первородство?»Получается, что эта уникальная одежда помогла Яакову дважды перехитрить Эсава: дешево купить первородство и спустя 48 лет получить у слепого отца судьбоносное благословение, выдав себя за брата-охотника.Но как получил эти одежды Адам? В сборнике «Пниним ми-шульхан а-Гра» («Жемчужины (Торы) со стола Виленского Гаона») сказано, что их изготовил для первого человека сам Б-г из кожи Змея-искусителя. Поскольку до своего низвержения в земной прах прямоходящий Змей был царем зверей, на его коже были вытеснены изображения его подданных, всех представителей животного мира. Видя свое изображение на теле Змея, они низко кланялись ему, признавая его превосходство и власть над собой. После грехопадения Змея Б-г снял с него кожу и изготовил из нее покровы для прежде не ведавших стыда Адама и Хавы — первую в истории одежду.