Гимн женщине. Недельная глава Торы «Шмот»  0 By Нахум Пурер on 01.17.2017 Недельная глава


/Поговорим о роли женщины в еврейской традиции. В сегодняшнем разделе, первом в книге «Шмот» («Исход»), рассказывается о первой в истории попытке геноцида: «И обратился царь Египта к еврейским повитухам, имя одной из которых — Шифра, а имя другой — Пуа, сказал он: “Принимая роды у евреек, не спускайте глаз с родильных кресел: если сын, умертвите его, а если дочь — пусть живет”» (1:15–16).
Далее мы узнаем, что «повитухи страшились Господа и не делали, как сказал им царь Египта, и помогали детям выжить». В Талмуде и Мидраше приводятся два мнения о том, кем были повитухи. Согласно одному мнению, Шифрой была Йохевед, мать Моше Рабейну, а Пуа — Мирьям, сестра Моше. Согласно другому мнению, речь идет о двух нееврейках, присоединившихся к угнетенному нацменьшинству. Так или иначе, их героизм отмечен Торой: «И благоволил Всевышний к повитухам».Но роль женщин в избавлении евреев от египетского рабства не ограничивается приведенным эпизодом. Йохевед рожает Моше, будущего избавителя, вождя и пророка, в более чем преклонном возрасте: ей было 130 (!) лет. Фараон велел топить в Ниле всех новорожденных мальчиков, но Йохевед родила Моше на седьмом месяце беременности и отважно прятала его три месяца, а затем, когда дальнейшая конспирация стала невозможной (египтяне зорко следили за еврейками и поэтому знали о сроке ее предполагаемых родов), она положила младенца в просмоленную корзину и опустила в Нил, оставив его под присмотром Мирьям, которой едва исполнилось 5 лет, и своего трехлетнего сына Аарона.Мирьям тоже заслужила место в ряду героев Исхода. Она зорко следила за братом, оставленным в камышовых зарослях у берега Нила, и, когда его подобрала дочь фараона, договорилась с ней, что кормилицей младенца будет сама Йохевед.Впрочем, пророк обязан старшей сестре не только спасением, но и самим фактом своего рождения. Когда гнет и преследования евреев стали нестерпимыми, Амрам, отец Мирьям, решил отделиться от жены, чтобы она больше не рожала детей, которые все равно станут жертвами людоедской демографической политики фараона. Тогда маленькая Мирьям под влиянием пророческого озарения заявила отцу, что его решение еще более жестокое, чем указ фараона, повелевшего убивать только мальчиков. Амрам одумался, воссоединился с Йохевед, и в результате на свет появился Моше.Обратите внимание на будничные обстоятельства рождения величайшего пророка, единственного из смертных, стоявшего «лицом к лицу» с самим Б-гом: «И пошел один человек из рода Леви, и взял в жены дочь Леви. И зачала эта женщина и родила сына» (2:1–2): без «святого духа», без «непорочного зачатия».Талмуд сообщает, что на протяжении всего египетского рабства еврейки поддерживали моральный дух своих мужей. Многие мужчины, измученные тяжкой работой и унижениями, впали в отчаяние. Но их жены сохранили волю к жизни и сопротивлению: они продолжали хорошо и со вкусом одеваться, пользовались косметикой, что называется, следили за собой, ласково встречали мужей после работы, старались понравиться им, и в результате еврейские семьи не распадались, в них по-прежнему рождались дети.Раздел «Шмот» содержит еще один поучительный эпизод, прославляющий женскую стойкость и отвагу. При возвращении в Египет после многолетнего изгнания Моше чуть не погиб от руки Б-га за то, что не сделал обрезание своему сыну Элиэзеру. Пророка выручила его жена Ципора, кстати, нееврейка по рождению, дочь мидьянского священника Итро: «И взяла Ципора острый нож и обрезала крайнюю плоть сына своего» (4:25). Так, Моше во второй раз спасся от верной смерти благодаря женщине.И наконец, нельзя не упомянуть еще об одной праведной женщине и тоже прозелитке — дочери фараона Батье. Игнорируя отцовский указ, она взяла во дворец маленького еврейского подкидыша. Не случайно Моше Рабейну вошел в историю под именем, полученным от Батьи: «И назвала она его именем Моше, потому что, сказала она, из воды я вытащила его (мин а-маим мешитиу)» (2:10).Мидраш сообщает также, что Батья стала единственным египетским первенцем, избавленным от десятой казни (смерть первенцев). Книга Хроник («Диврей а-ямим») называет Батью матерью Моше, поскольку она спасла и вырастила его. На основе этого и других прецедентов в талмудическом трактате «Мегила» делается вывод: тот, кто вырастил сироту, считается его родителем. Само имя Батья («дочь Б-га») указывает на ее высокий статус и выдающуюся роль в спасении евреев. Со временем, сообщает Талмуд, Батья отказалась от идолопоклонства, перешла в иудаизм и вышла замуж за Калева, руководителя одного из колен Израиля в период Исхода. Калев был среди двенадцати разведчиков, отправленных в Эрец Исраэль. Только он и еще Иегошуа бин Нун (Иисус Навин), будущий преемник Моше, принесли благоприятный отчет о Святой земле.Хотя главную роль в Исходе сыграл, безусловно, Моше Рабейну: вывел евреев из Египта, вручил им у горы Синай Тору, полученную непосредственно «из рук» Творца, и подвел их к границе Эрец Исраэль, — все эти великие деяния, определившие нашу историческую судьбу, были бы невозможны без скромного, будничного героизма женщин-праведниц.Не подумайте, однако, что ключевая роль женщин в формировании еврейской нации началась с книги «Шмот». Наши праматери тоже внесли немалый вклад (о жене Адама, отведавшей запретный плод в Эдемском саду, благоразумно умолчим). Сара велела Аврааму изгнать Ишмаэля вместе с его матерью из-за их порочного влияния на Ицхака. Авраам колебался — как же так изгнать? Сын все-таки… Но, получив указание от Б-га: «Все, что Сара тебе скажет, слушайся голоса ее» (Берешит, 21:12), «отец народов» покорно исполнил волю жены.Ицхак без памяти любил Эсава и намеревался дать ему главное благословение, сделать его продолжателем своего дела, однако Ривка, лучше разобравшаяся в личных качествах сыновей, устроила внутрисемейный заговор, и в результате благословение досталось Яакову. Ей же принадлежала идея отправить Яакова за Евфрат на поиски жены. Это решение спасло нашего третьего праотца от кровавой мести Эсава и обеспечило продолжение его рода.Вспомним также, как Рахель и Лея, умело взаимодействуя, стали женами Яакова (хотя он сам рассчитывал только на Рахель) и коллективными усилиями, вместе со своими служанками, родили ему двенадцать сыновей, основателей двенадцати колен Израиля.Еврейские женщины задавали тон и на более поздних этапах библейской истории: Рахав обеспечила победу войскам Иегошуа бин Нуна при штурме Иерихона и затем вышла за него замуж, приняв иудаизм; судья и пророчица Дебора способствовала разгрому ханаанского царя Явина; отважная Яэль лично убила Сисру, военачальника Явина; моавитянка Рут, образцовая прозелитка, основала династию еврейских царей; царица Эстер сыграла главную роль в чудесных событиях Пурима. Этот список можно продолжить. Как видим, феминизм — тоже еврейское изобретение.
Одна, но пламенная страсть
«И возвысился над Египтом новый царь…» (1:8).В 30-х годах прошлого века рабби Лейб Хасман был «машгиахом» (духовным наставником) в иешиве «Хеврон». Однажды для решения какого-то важного и неотложного вопроса в иешиве провели общее собрание раввинов. В разгар дебатов слово попросил один старейший раввин. С помощью двух молодых людей он с трудом поднялся со стула, хрипло откашлялся и сказал: «Уважаемые и глубоко почитаемые коллеги, послушайте, что я вам скажу. Мое тело одряхлело и ослабло.Естественные побуждения молодости уже давно не тревожат меня и не влияют на мои суждения. Я утратил вкус к жизненным соблазнам, и поэтому мое мнение не может быть ничем искажено. Так вот, выслушайте меня и постарайтесь следовать моим словам…» При этих словах рабби Хасман вскочил на ноги и стукнул кулаком по столу: «Неправда! Да, с возрастом все страсти и желания угасают, за одним исключением. Это страсть к почету и уважению, которая не только не ослабевает, а наоборот, растет и крепнет. И чем старше человек, тем она сильнее».В каждом человеке сидит дурное начало, которое только и ищет возможность проявить себя. Когда одна дверь закрывается перед ним, оно находит другую дверь и еще настойчивее стучится в нее.«И возвысился над Египтом новый царь…»После смерти Йосефа рядовые египтяне пришли к фараону и потребовали начать преследование евреев. Вначале фараон решительно отказался: «Мы с вами живы благодаря им. Как же можно притеснять этих людей?!»Тогда египтяне сместили фараона с царского трона, и он стал обычным человеком, лишившись положения монарха и тех почестей, которые ему оказывали. Промаявшись в этом незавидном качестве три месяца, фараон изменил своим принципам и согласился выполнить волю народа. Поэтому Тора пишет: «И возвысился» — в том смысле, что бывший фараон возвысился из состояния опалы.Такова сила почестей. Даже самые глубокие убеждения могут оказаться заложниками тех соблазнов, перед которыми невозможно устоять. Нахум Пурер