Границы желания. Недельная глава Торы «Итро»
Нахум Пурер /


/Мидьянский священник Итро, тесть Моше, приходит в стан евреев вместе с женой и сыновьями пророка. Под впечатлением рассказа Моше о чудесах Исхода и величии Б-га Итро признает истинность Торы. Видя, что Моше не справляется в одиночку со множеством судебных дел, исков и ходатайств, с которыми к нему обращаются евреи, Итро советует зятю назначить помощников для рассмотрения мелких вопросов, а себе оставить самые важные и трудные дела. Моше так и поступает.Шестого числа месяца сивана сыны Израиля приходят к горе Синай, и Б-г предлагает им принять Тору. Получив их согласие, Он велит Моше подготовить народ к этому величайшему в истории событию. На третий день под раскаты грома, вспышки молний и трубные звуки шофара Творец обращается «голосом» с вершины дымящейся горы. Звучат Десять заповедей:– Я — Б-г (заповедь веры в Творца).– Не будет у тебя других богов.– Не упоминай всуе Имя Б-га.– Помни и освящай субботу.– Почитай отца и мать.– Не убивай.– Не прелюбодействуй.– Не кради.– Не лжесвидетельствуй.– Не желай чужой собственности.Евреи не выдерживают прямого контакта с Б-гом и после первых двух произнесенных Им речений просят Моше стать посредником — передавать им дальнейшие слова Всевышнего. Б-г требует от евреев хранить Ему верность и не увлекаться другими религиями и мировоззрениями.
***
zpspt7qcrxq«На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны Египетской, в этот день пришли они в пустыню Синай» (19:1).Главная цель Б-га состояла в том, чтобы подарить избранному народу — Израилю — Свой «брачный союз», Тору.Тогда почему Он не сделал это сразу после выхода из Египта? Почему ждал целых три месяца до встречи у горы Синай?Конечно, не из-за того, что путь до Синая занял три месяца. Ведь даже Элиэзеру, слуге нашего праотца Авраама, отправленному в Харан на поиски невесты для Ицхака, Всевышний сократил путь до минимума. Что Ему стоило сделать то же самое для Своего народа?Ответ прост. Б-г ждал, когда с евреев сойдет духовная нечистота Египта и они будут достойны встать рядом с Ним под «брачной хупой».Таково значение приведенного выше стиха: «На третий месяц по выходе сынов Израиля из страны Египетской…»Когда сыны Израиля выходили «из страны Египетской», на них еще лежал толстый слой духовной грязи. Поэтому только «в третий месяц Исхода» они были готовы принять Тору.Встреча у Синая произошла, как сказано в том же стихе, «в этот день», то есть сразу после очищения. Другими словами, евреи пришли к Синаю в тот же день, когда отправились в путь. Как только они достигли полной готовности принять Тору, Б-г отправил их к Синаю, и они немедленно прибыли на место — в тот же день.Уместно спросить: если период ожидания был необходим для удаления из душ евреев египетской нечистоты, то почему Б-г обрек их на тяжелое трехмесячное путешествие через пустыню? Почему не позволил им заранее прийти к Синаю и подождать семь недель до дарования Торы?Всему виной огромное желание Всевышнего дать Тору еврейскому народу. Он не впустил их заранее в «свадебный зал», потому что иначе Ему пришлось бы невыносимо долго ждать того момента, когда Он сможет заключить союз со Своим любимым народом. Он знал, что как только мы встанем под «хупу» Синая, никакая сила не удержит нас от немедленного заключения союза с ним.
С думой о будущем
«И прибыли (евреи) в пустыню Синай, и расположились станом в пустыне, и разбил лагерь там Израиль напротив горы» (19:2). Комментируя форму единственного числа в глаголе «ва-ихан» (и разбил лагерь), Раши пишет, что при даровании Торы евреи тесно сплотились: «Как один человек, с одним сердцем, хотя на всех других стоянках они жаловались и спорили».Задолго до Исхода, когда люди взбунтовались против Б-га и решили построить наперекор Ему Вавилонскую башню «до неба», Всевышний сорвал этот план, смешав языки строителей и лишив их возможности понимать друг друга.Но почему Б-г выбрал такое сложное наказание — смешение языков? Ведь было бы проще помешать строительству более естественным, техническим путем. Например, башня могла бы рухнуть в процессе возведения из-за непродуманного архитектурного проекта или неумелой работы каменщиков.Главным условием получения Торы было абсолютное единство еврейского народа. Единый Б-г мог даровать Свой единый и неделимый Закон только в условиях сплоченности. Лишь один раз в своей истории евреи стали таким единым национальным организмом, с одним сердцем и одной волей — сразу после Исхода, у горы Синай.При всех своих недостатках строители Вавилонской башни проявили одно важное достоинство — единство. Всевышний мог, конечно, сорвать их планы техническими средствами, посеяв среди них зерна раздора, и они начали бы искать бракоделов, обвинять друг друга в халатности и некомпетентности. Короче, Всевышний мог их поссорить, но тогда вместе с башней Он уничтожил бы и единство как социальное явление.Этого Б-г как раз и не хотел. Он знал, что через много поколений появится особый народ, евреи, которым будет дарована Тора. Это дарование будет невозможно без их абсолютного единства.
Работа — не волк
– Когда мы сядем, Дэйв?– Часа через два, господин президент.– Хорошо, тогда я успею принять душ, освежиться, сменить одежду и подготовиться к совещанию с министрами. Сообщите им, что встреча назначена на двенадцать. Впрочем, нет, лучше в полпервого. Я не спал почти сутки. Хоть на двадцать минут прикрою глаза. И позавтракать тоже нелишне. Велите приготовить мне кофе и пару сэндвичей — один с семгой, другой с сыром и зеленью. Пусть заварят крепкий кофе… Послушайте, а может, вообще обойдемся без совещания. О результатах визита я доложу завтра утром, на свежую голову. А сейчас прямо из аэропорта — домой…Готовясь к исторической «встрече в верхах», к дарованию Торы у горы Синай, Моше не давал себе ни минуты передышки: «И спустился Моше с горы к народу, и освятил народ, и сменили они одежды свои. И сказал Моше народу…» (19:14–15).Раши комментирует: «Отсюда мы учим, что Моше не отвлекался на личные дела. Прямо с горы он спустился к народу».Моше Рабейну был образцовым руководителем. В период Исхода и сорокалетних странствий в пустыне он ни на час не покидал капитанский мостик, оставаясь на службе днем и ночью, ведя еврейский народ из Египта в Землю Обетованную. Ради этой великой миссии он пожертвовал своим семейным благополучием (отделился от жены, чтобы сохранять ритуальную чистоту для постоянного пророческого контакта с Б-гом) и самой жизнью, когда «неправильно» добыл воду для мучимых жаждой людей у «вод раздора» (Мей-Мерива) и за это лишился права вступить в Эрец Исраэль. /
/