Проблема лашон а-ра в конкретной ситуации
Уважаемый рав Эссас!
В одном из Ваших ответов по теме «лашон а-ра» прозвучало, что, раз в вопросах нет конкретики (деталей ситуаций), то «в текстах моих ответов следует видеть лишь общее направление такого осмысления».
А вот у меня появился вопрос предельной конкретности – о ситуации, в которой я оказался главным действующим лицом.
Диспозиция такова: ульпан, перемена, в классе где-то с пяток человек, занятых своими делами. Рядом со мной идет разговор преподавателя с одним из ульпанистов. Я в тот разговор не влезаю, но одним ухом его воспринимаю.
Само событие: В класс влетает учащийся из соседней группы, и с ходу – к преподавателю с каким-то вопросом. Его напористость была неотразима и преподаватель, повернувшись к «соседу», вступает в беседу уже с ним.
Когда вопрос исчерпался, и наступила небольшая пауза, я выдаю реплику – как бы безадресно, просто в пространство: «Вот замечательная наша еврейская привычка – считать свой вопрос самым важным, самым первостепенным. А все, что у других – так, пустячки».
«Сосед» несколько даже опешил: «А что? до меня тут разве о чем-то говорили?».
Кульминация: После уроков женщина из нашей группы отозвала меня в сторону и очень тактично, очень дипломатично спросила: «А не считаю ли я, что мое выступление было лашон а-ра?». Ее обоснование: человеку-то стало неудобно в присутствии других. И если уж указывать ему на это, то надо было бы в другой обстановке – вот как она, выждать время, отозвать в сторонку и сказать наедине.
Вопрос: Это правильно? Меня определенно смущает при таком раскладе (т.е. если принять ее правоту) необходимость решения дилеммы: или вообще не вмешиваться, и пусть все остается как есть, или же вступить на скользкий путь нравоучений и нотаций, да еще при этом, бережно храня в себе сам предмет нотации (как бы зло на сердце) – пока не представится удобный случай его излить…
Для меня это, боюсь, неприемлемо. Мне таки, представляется, что шутка или даже легкая подковырка, сказанные вовремя, и по дружески, гораздо более убедительны, чем занудные назидания спустя время. Да и правомерность таких вот назиданий в среде равных по статусу, по-моему, под большим вопросом.
Кто тут прав – я или та женщина? Что говорит Галаха по этому предмету?

БерИерусалим
Если шутка воспринимается и адресатом и окружением, как шутка, то все в порядке. И Вы — правы. Но если «адресату» нанесена публичная обида, то в целом права та женщина. И не надо в подобных случаях, кстати, долго ждать. Можно поговорить с «соседом» через пять минут или, если начался урок — то после урока.
И еще. Нет никакой необходимости «бережно хранить предмет нотаций». Если, скажем, через час Вам по-прежнему будет казаться, что Вы поступите правильно, если поможете человеку, Вы это сделаете. А если спустя час сама тема представится Вам «несущественной», значит, нет и предмета для разговора. И ничего предпринимать не надо.
Теперь — о «нравоучениях среди равных».
Тут Вы и правы и не правы. Занудно читать нотации и, вообще, брать на себя роль «непрошенного учителя» морали — ни в коем случае не следует. Но вот, помочь иногда товарищу, проявив к нему доброжелательное отношение и искреннее неравнодушие к его «статусу» в обществе — можно. Порой — просто нужно.
Именно потому, что речь идет — о равных. Ведь и Вам, уверен, подчас хотелось бы, чтобы Вам искренне, по-дружески помогли улучшить «качество» поведения...
Автор текста Элиягу Эссас