С точки зрения еврейской традиции, зародыш — человек?



Уважаемый рав Э.Эссас!
Зародыш — человек? Какова точка зрения иудаизма (тоже не люблю этот термин)?
Вот когда Исраэль спускался в Мицраим, семидесятой душой была Йохевед, хотя она не родилась ещё (по комментарию Раши). Значит, плод — человек!?
С другой стороны, в Шмот, если кто ударит беременную, и она выкинет, ударивший обязан заплатить деньгами. Но если бы зародыш был бы человеком, вступило бы в силу правило мера-за-меру, и ударивший был бы умерщвлён.
Пожалуйста, объясните! (Кицур Шулхан Арух пишет, нельзя спрашивать двух раввинов один вопрос. Но на другом сайте мне ответили, а я не совсем понял. Извините. Мне ответили, что зародыш - человек, но не совсем полноценный).

AlexПрибалтика
Достаточно часто, во многих своих ответах пользуюсь «моделью», смысл которой состоит в том, что люди появляются на свет не сами по себе. Всевышний отправляет души в наш мир в «командировку». С определенным командировочным заданием, которая душа, облачившись в одежды тела, должна выполнить за время пребывания на Земле…
Воспользуюсь данной моделью и сейчас. Ибо она позволяет, как мне представляется, достаточно доходчиво разъяснить проблему, суть которой Вы излагаете в своем письме.
Итак, человеческая душа появляется у зародыша на 40-й день после зачатия. И, поскольку зародыш уже имеет душу, с этой точки зрения, он — человек. Поэтому, кстати сказать, когда семья нашего праотца Яакова спускалась в Египет (в Торе, в оригинале на иврите — Мицраим) и Йохевед была, как теперь очевидно, включена в общее число спустившихся в Египет душ, несмотря на то, что к тому времени еще не родилась.
Однако же, как всем нам ясно, находясь в чреве матери, зародыш, «одежды» которого — в процессе формирования, не в состоянии приступить к реализации задания Всевышнего. С позиций нашей модели, образно говоря, это — человек, который пока еще только готовится к командировке. Закупает нужные ему для поездки вещи: скажем, одежду, чемоданы и прочее. О том, как он справляется с поручениями предприятия, которое его командирует, пока, что совершенно естественно, и речи быть не может.
Это аллегорическое рассуждение помогает нам понять, какие принципиальные различия существуют между человеком-зародышем и — человеком, способным совершать осмысленные поступки.
Из отмеченной нами разницы вытекают и определенные следствия.
Так, женщина, которая уничтожает зародившийся ней плод (делает аборт), совершает ужасный поступок — идет против Воли Творца, фактически отказываясь от Его бесценного дара. Однако ее действия в данном случае не расцениваются как убийство в общепринятом смысле этого слова.
Аналогично — и во втором приведенном Вами примере. Если некто ударил беременную женщину, и после этого удара у нее произошел выкидыш, ни один раввинский суд прошлого (в наши дни эта проблема — не актуальна, ибо рассмотрение дел о причинении физического вреда и убийствах — вне компетенции современных раввинских судов) не квалифицировал это как убийство. Речь шла об ущербе, который был нанесен этой женщине. И, соответственно — о компенсации ущерба.
Ведь «опосредованная ликвидация» формирующегося человеческого существа не равноценна убийству человека, который по поручению Всевышнего уже осуществляет свою миссию в нашем мире.
. Автор текста Элиягу Эссас