Здравствуйте, уважаемый рав Эссас! Спасибо за Вашу работу. Человек, не имеющий еврейских документов, начинает вести еврейский образ жизни, соблюдать шаббат, кашрут, находит моэля, который соглашается сделать ему обрезание, молится в синагоге, учит сам и своих детей Торе, живёт с еврейкой… Чем он отличается от человека, у которого есть документы? Или от того, кто получил статус гера? Как обнаружить в нем наличие или отсутствие еврейской дополнительной души?
Никита, Москва
— Поскольку речь идет (и Вы совершенно правильно формулируете свой вопрос) о душе, то есть о духовных понятиях — нетрудно догадаться, что никакие приборы не в состоянии зафиксировать наличие или отсутствие «дополнительной еврейской души». С другой стороны, именно потому, что «предмет» нашего обсуждения — из сферы духовности, главный критерий для нас — как Творец мира посмотрит на это. А ведь Он уж точно различает, есть у человека «дополнительная еврейская душа» или ее нет. Что из этого следует? Прямое следствие из этого — что в случае, если данный критерий применен к нееврею, у которого «дополнительной еврейской души» нет, мы имеем дело с обманщиком. Вы описываете ситуацию, когда человек изучал и изучает Тору и как будто бы разбирается в нашем мировоззрении и законах — зная, при этом, что он обманывает. А это в некоторых случаях ведет к тому, что евреи, контактирующие с ним, пусть и по незнанию, совершат тяжкие духовные преступления.
Например, полагая, что этот человек — еврей, они будут включать его в состав миньяна. И тогда те берахот (благословения), которые нужно произносить только в миньяне, будут произнесены впустую. Что законами Торы категорически запрещено. Можно было бы привести и немало других примеров. Но в контексте нашего с Вами разговора, полагаю, и одного вполне достаточно. Ситуация, которую Вы представили в своем письме, могла сложиться, как мне представляется, в результате, допустим, стеснительности человека, когда ему проще прикинуться евреем, чтобы не выделяться из толпы и не выглядеть чужаком. Такое предположение как будто бы открывает возможность снисходительного отношения к нему. Но это — не так. Далеко не всегда так. Потому что, одно дело — когда нееврей, у которого возник начальный интерес к еврейской жизни, хочет поскорее «затеряться», быть, так сказать, «своим среди своих». Ему уже через несколько недель объяснят, что с помощью такого «фокуса» нельзя стать евреем.
Другое — когда человек что-то знает, изучал и понимает. Некая снисходительность в отношении к таким людям с нашей стороны может продержаться в течение нескольких недель или, скажем, одного-двух месяцев. А потом они уже приобретут статус проходимцев. О какой снисходительности при этом может идти речь? Более того. Еще как-то и можно было бы говорить о какой-то снисходительности в тупиковой ситуации (все равно, конечно же, не оправдывая ее). Но ведь у нееврея, который хочет присоединиться к нашему народу, в этом никогда нет «тупика». Бывают только более комфортные обстоятельства (когда он живет в городе, в стране, где есть раввинский суд), или менее комфортные (когда он живет вдалеке от раввинских судов). Но даже и эту некомфортную ситуацию всегда можно изменить к лучшему. Мы ведь не говорим о человеке, который, к примеру, сидит в тюрьме (да и там, что называется, не все потеряно). Стоит только пойти по дорогам доброты, скромности, здравого смысла (я бы добавил сюда еще и воспитанность и, безусловно, терпение) — и начинает выстраиваться путь, который при искреннем желании человека, приведет его к присоединению к нашему народу, к гиюру. А в результате истинного гиюра, осуществленного по законам Торы, человек становится обладателем «дополнительной еврейской души», о которой Вы, собственно, и спрашиваете. И пусть в одном случае эта дорога займет три года, в другом — семь или даже больше лет. Все равно цель, которую он перед собой ставит, реально достижима. А главное — все будет «по-настоящему».
Надеюсь, мне удалось достаточно полно ответить на Ваш вопрос.
Рав Элиягу Эссас