Уважаемый раввин.
Что означает около-духовная связь с изображением картины или фото в анфас?
В оккультизме есть целая сфера колдовства посредством изображения людей.
Есть также феномен так называемых психотропно-активных картин. К примеру, Джоконда Леонардо да Винчи. Говорят, что у некоторых во время созерцания этой картины начинались галлюцинации, её выражение лица становилось зловещим, страшным.
Есть также феномен, когда люди влюбляются в изображение на фото, будучи незнакомыми с самим человеком. (Сама испытала такое. Однажды я зациклилась на фото одного незнакомого мужчины, и даже стала видеть его во сне).
В чём заключается связь изображений и их наблюдателя?
Большое спасибо!
С огромным уважением,
Б.

Б.USA

На человека могут влиять не только изображения (будь то картины, репродукции, скульптуры или фотографии), но — любые объекты, без исключения. И сила (а также и «окраска») связей, которые могут возникать между людьми и объектами, зависит не только, и даже не столько от «содержания» объектов внешнего мира, но, главным образом — от способности индивидуумов эти объекты воспринимать. Иначе говоря от так называемого шореш нешама («корень души»).
Ведь все люди — разные. И у каждого — свои особенности эмоционального устройства, свой порог чувствительности, свое видение деталей и картины в целом.
К примеру, десятки людей могут равнодушно проходить мимо дерева у дороги. Но вдруг какой-то прохожий останавливается возле него и «заворожено» то же самое дерево начинает рассматривать. И это не означает, что между ним и деревом образовалась какая-то уникальная связь и, уж, тем более — что дерево обладает «повышенной психотропной активностью». Просто у данного, конкретного «наблюдателя» (как можно предположить — особо впечатлительного) вид дерева вызвал какие-то ассоциации, в свою очередь, спровоцировавшие внутреннее волнение (некий эмоциональный всплеск).
Немалую роль в восприятии действительности (включая фото и художественные произведения) играет и воображение, которым разные люди тоже наделены, конечно же, не в одинаковой степени.
Индивидуумы с высоким порогом чувствительности нередко обладают богатой фантазией и способны «дорисовывать» во всякого рода изображениях то, чего на самом деле в них нет, невольно приписывая им несуществующие качества.
Теперь, взяв за основу сказанное, легче, полагаю, понять «природу феномена» воздействия на человека различных картин. В том числе — и произведений искусства. Та же мастерски написанная Леонардо да Винчи «Джоконда» воспринимается публикой по-разному. Кого-то впечатляет тонкая нюансировка цветовой гаммы, кого-то — воссозданный художником образ и т.д. И если у кого-то из зрителей при созерцании картины возникли галлюцинации, это, как уже, надеюсь, ясно, имеет отношение не к свойствам самого портрета, но, скажем так — к психологическому состоянию «созерцателя».
Та же, в сущности, подоплека и у «феномена влюбленности в фотопортрет незнакомого человека».
Чужая фотография может спровоцировать в отдельном индивидууме безотчетные ассоциации. Остальное у людей чувствительных и впечатлительных — «дорисовывает» воображение. Вот и возникает реакция, которую, в общем-то, можно квалифицировать как «болезненную». А болезненные явления надо стараться — нейтрализовать.
Достаточно надежным средством подобной нейтрализации может служить рассмотрение «феномена» с позиций здравого смысла. Это очень часто бывает полезно, а иногда — и жизненно необходимо…
Автор текста Элиягу Эссас