Рош-Хашана. Недельная глава Торы «Аазину» Нахум Пурер


Большую часть раздела «Аазину» занимает песнь, в ярких метафорических образах которой отражено гармоничное единство Творения. Прошлое, настоящее и будущее сплетаются в единый поток истории. Перед взором Моше открывается вся реальность, в которой нет противоречий, где события разных эпох дополняют и раскрывают друг друга.
Вначале Моше призывает Небо и Землю в вечные свидетели тех несчастий, которые постигнут евреев, если они изменят Б-гу и Торе. В песне последовательно раскрываются пять главных исторических тем: 1) Б-г создал мир для того, чтобы все населяющие его народы стремились к выполнению Его воли, и посредническая миссия была возложена на евреев; 2) Б-г дал сынам Израиля Святую землю, чтобы они служили Ему с радостью, пользуясь материальным изобилием, но они, неблагодарные, изменили Ему; 3) Еврейский народ заслужил полного истребления, но Б-г проявил милосердие и ограничил наказание их изгнанием из Эрец-Исраэль; 4) В конце дней евреи будут спасены; 5) Моше ярко описывает предстоящую эпоху спасения еврейского народа, восстановления его престижа и наказания его врагов. В конце раздела Б-г дает последнее указание Моше: взойти на гору Нево и приобщиться к своим предкам.
***Луч света в темном царстве
«Они досаждали Мне небогом, гневили Меня суетой своей, а Я буду досаждать им ненародом, народом подлым гневить буду их» (32:21).
РАШИ комментирует: «Это те, кто отрицает Б-га («народ подлый»). И также сказано: «Злодей говорит в сердце своем: «Б-га нет».
За сотни лет своего существования мы, народ Торы, испытали много страданий от тех, кто отрицает Б-га. Но, как говорят, даже в самой грозной туче есть просвет.
«И сказал Я: «Положу им конец, сотру у людей память о них» (32:26).
За совершенные грехи Б-г хотел приговорить весь еврейский народ к полному уничтожению. Что же остановило занесенную над нашими предками карающую Б-жественную длань? Сознание того, что отрицатели Б-га не увидят в этой катастрофе воздаяние от Всевышнего, а решат, что это они победили в идейном противостоянии.
Поэтому, как ни парадоксально, мы должны благодарить Б-га за это великое милосердие, за то, что Он отдал нас в руки атеистов: Всевышний не хотел допустить, чтобы они победили и с победным видом стояли над нашими трупами. Так была предотвращена библейская катастрофа./Голубиное племя
«Ведь Он — отец твой… Как орел стережет гнездо свое, над птенцами своими парит» (гл.32).В этих словах Б-г уподобляется орлу, могучей и чадолюбивой птице. Логично было бы тогда назвать евреев «орлиным племенем». Но в действительности мудрецы уподобляют нас голубям — не только за мирный и робкий характер.
В талмудическом трактате «Бава Батра» сказано, что молодой голубь, еще не научившийся хорошо летать, удаляется от гнезда лишь настолько, чтобы, оглянувшись, увидеть его. Гнездо всегда остается в его поле зрения.
Так и евреи, пишет выдающийся мудрец и подвижник Торы начала прошлого века Хафец Хаим. Б-г поместил нас в Свое «гнездо», из которого мы часто норовим вылететь. Но как бы мы ни бунтовали, как бы ни рвались на «волю», в глубине души мы боимся далеко «улетать» и всегда стараемся не терять из виду родное гнездо, чтобы в случае опасности быстро вернуться под Орлиное крыло.
Крик сердца
Весь прошедший год мы были очень заняты: суетились, гонялись за деньгами и удовольствиями. Мы успели побывать во многих местах и многое сделать. Но к концу года, в Рош-Хашана (в этом году он выпадает на четверг и пятницу перед шаббатом «Аазину»), завершив полный круг, мы вернулись туда, откуда начали: к нашему Отцу небесному, подобно сыну или дочери, которые после долгих скитаний, испытав неудачи и разочарования, приходят к родителям, чтобы обнять их и поведать им обо всем, что с ними происходило, получить от них новый заряд душевных сил.
Десять дней между Рош-Хашана и Йом-Кипуром — это, пожалуй, самый трудный и интенсивный период еврейского года. С одной стороны, это праздничное и радостное время. Но, с другой стороны, оно отмечено страхом и трепетом: ведь каждый из нас предстает перед Высшим судом и получает приговор на весь предстоящий год.
В самый первый Рош-Хашана человеку была дарована вечная жизнь. Но в тот же день он стал смертным. С того времени нас судят каждый год, именно в этот день, и тоже в контексте жизни и смерти.
Жизнь, самый ценный дар Всевышнего, отнюдь не гарантирована каждому из нас. Кому-то Он продлит ее, а у кого-то заберет. Перед Ним лежат открытые Книги жизни и смерти, Книги процветания и нищеты. В какую книгу мы будем записаны? Удостоимся ли мы Его благосклонности или получим суровый приговор из-за наших грехов?
В Рош-Хашана и в последующие дни раскаяния Б-г восседает на Своем царском троне и вершит суд. И если даже великий праведник стоит перед Ним с виноватым видом и раскаивается в своих прегрешениях, то, что уж говорить нам, простым людям?
В эти первые дни месяца тишрей наша жизнь висит на волоске: будет она продлена или оборвана, будем ли мы и наши близкие счастливы и здоровы? Или, не дай Б-г…? В такие минуты страха и трепета особенно важно почувствовать теплое объятие любящего отца.
Когда мы стоим в суде перед «Мелех а-мишпат», Царем суда, из груди невольно вырывается крик мольбы о помощи.
Одна из самых известных молитв этих Грозных дней — «Авину Малкейну», «Отец наш, Царь наш». Отец обычно пробуждает в нас чувство любви и защищенности, а царь — страха и уязвимости.
Так почему же мы называем Б-га в одной короткой фразе и Отцом, и Царем? Ведь эти две разные, можно сказать, противоположные функции, между которыми должна быть дистанция.
Да, Б-г — наш Царь, но Он же и наш Отец. Поэтому мы взываем к Отцу небесному, просим Его быть рядом с нами, когда мы особенно остро нуждаемся в Его поддержке.
Тем самым мы надеемся ослабить Б-жественное качество строгого суда, нейтрализовать его любовью и милосердием, чтобы Он смотрел на нас любящими глазами, как отец смотрит на проштрафившегося сына, и судил нас не как Царь, а как Отец.
Соединив Отца и Царя в одной фразе, мы хотим, чтобы эти понятия слились в одно целое, и чтобы милосердие и доброта доминировали в этом симбиозе.
Этой цели служат трубные звуки шофара. Пронзительный звук, извлекаемый из бараньего рога, лишенный модуляций, — это крик сердца, которому не нужны никакие слова, а только этот звук.Когда трубит шофар, Б-г встает со Своего судейского трона и пересаживается на трон милосердия и прощения. Он не станет судить нас по строгой букве закона, а лишь будет взирать на нас с благосклонностью и любовью.
Пусть же каждый из нас удостоится теплого Отцовского объятия, когда будет стоять перед Ним в суде.