Шалом!
Верно ли то, что когда мы молимся за выздоровление больного без миньяна, то произносить его имя нежелательно? Можно просто произносить: папа, мама, и т.д. А если все-таки произнесли, Всевышний взвешивает все хорошие и плохие поступки больного. И мы не знаем, что перевесит. А в миньяне больной расценивается как частица одного большого еврейского народа, и заслуг перед Всевышним больше.
Гедалья
Здравствуйте, Гедалья!
То, что вы пишите, не совсем верно. Упоминание имени больного в молитве за его выздоровление не связанно с наличием или отсутствием миньяна. Это зависит от того, находится ли молящийся рядом с больным, или нет.
Намек на это мы можем увидеть из главы Беаалотха. Моше молился за излечение Мирьям от поразившей ее проказы. Находясь рядом с Мирьям, в своей молитве он не упоминал ее имени (Бемидбар, 12:13): «И возопил Моше к Г-споду, говоря: о Б-же, умоляю, исцели ее!» Объясняют нам мудрецы, что, когда молящийся за больного находится рядом с больным, не нужно упоминать его имени. Но когда больного рядом нет, то необходимо упомянуть его имя.
Объяснение этому приводит Хатам Софер. В момент упоминания имени больного, против него может пробудиться мера Небесного суда. Также приводится в книге «Эйн Яаков», что иногда имя человека, которое связано с его мазалем, является одной из причин болезни. Поэтому стараются его не упоминать. Известно, что в случае тяжелой болезни часто прибегают к смене имени больного.
Если мы не находимся рядом с больным, то необходимо упомянуть его имя. Но когда мы рядом с ним, нет необходимости пояснять, о ком мы молимся, поэтому можно просить Всевышнего о его излечении без упоминания имени. Такой подход способен в большей степени пробудить меру Небесного милосердия.
Когда молятся за больного, упоминают его еврейское имя и имя его матери (Шаббат, 66б). Источник этого мы находим у царя Давида (Теилим, 116). Взывая к милосердию Творца, он упоминает свою мать: «Прошу, Г-споди, ибо я раб Твой, я раб Твой, сын рабы Твоей, развязал Ты узы мои!»
Наши учителя приводят еще несколько причин, почему стоит упоминать имя матери, а не отца. При упоминании имени отца может пробудиться упомянутая мера Небесного суда, поскольку именно мужчинам свойственно битуль Тора – пренебрежение изучением Торы (женщины, как известно, освобождены от заповеди изучения Торы), а также совершение грехов, связанных с запретными связями.
Упоминание матери может пробудить милосердие Небес по отношению к больному, поскольку женщины больше, чем мужчины, испытывают страданий и трудностей в воспитании детей. Женщины вынашивают детей, рожают их в страданиях, а затем – воспитывают и заботятся. Это, с одной стороны, искупает их грехи, очищая их, с другой – прибавляет им заслуг, которые добавляют силу молитве.
Что же касается упомянутой вами разницы между молитвой в миньяне и индивидуальной молитвой, то это касается, прежде всего, самих молящихся, но не того, о ком они молятся. И об этом сказано в книге Теилим (69:17): «А я – молитва моя Тебе, Г-сподь, в час Твоего благоволения». Наши мудрецы объясняют, что «час благоволения», о котором говорит здесь царь Давид – когда человек молится в миньяне. Эти молитвы беспрепятственно достигают престола Всевышнего, и Он принимает их благосклонно. Всевышний говорит устами пророка: «В час благоволения Я отвечаю тебе» (Йешаяу, 49:8). Всевышний никогда не отвергает молитву в миньяне — даже если в ней участвуют евреи, нарушающие законы Торы.
С уважением, рав Зэев Урман












/