У меня два вопроса:
1. Как стирают память об Амалеке? Технология?
2. Как Вы относитесь к позитивной психологии Таля бен Шахара?

Felix SpektorKonstanz, Deutschland



Амалек, как известно, был внуком Эсава (брата-близнеца нашего праотца Яакова). И — прародителем немногочисленного народа под названием — амалекитяне.
Он не просто перенял мировоззрение Эсава, но — довел его до некого максимума. То есть — ненависть к евреям, которую испытывал сам Амалек и его потомки и последователи, была настолько ярко выраженной и всепоглощающей, что они, только ради того, чтобы «насолить» евреям, могли пожертвовать даже собственной жизнью.
Что в данном контексте означает слово «насолить»?
Тут не подразумевается — способность и желание причинить нам какие-то неприятности или даже кого-то из нас убить. Это в их глазах тоже, конечно же, считалось «доблестью». Но в целом цели «амалек» ставил перед собой гораздо более масштабные.
Прекрасно зная, что «секрет», самая суть силы еврейского народа — в связи с Всевышним, в готовности соблюдать Его законы (причем — невзирая на любые трудности), Амалек и его потомки взяли на себя задачу — ослабить наш народ как раз именно в этом.
Каким образом?
Пытаясь своими действиями — посеять в душах евреев сомнения в необходимости поддерживать связь нашего народа с Творцом и в стремлении жить еврейской жизнью.
По удивительному совпадению (а может, как мы, разумеется, понимаем, это — вовсе и не совпадение), гематрия (числовое значение) имени Амалек совпадает с гематрией слова «сафек». Что в переводе означает — «сомнение». И это проясняет для нас сущность деятельности Амалека — сеять в нашем народе сомнения в истинности нашего мировоззрения, ослаблять нашу веру в Творца и подталкивать нас к интересу к чужим мировоззрениям, чужим религиям и т.п.
Отсюда становятся очевидными и «технологические приемы», использование которых позволяет «стереть память об Амалеке».
Суть этой технологии — укрепление всего, что хочет ослабить Амалек.
То есть на практике это значит, что мы должны изучать Тору больше и глубже, повышать качество соблюдения заповедей и помогать в этом другим евреям.
Все это, вместе взятое, уменьшит силу потомков Амалека (речь, естественно, идет не о биологических потомках, ибо амалекитяне растворились, затерялись среди других народов, но — о духовных наследниках Амалека).
В конце концов, когда мы завершим нашу духовную работу, а уровень нашего народа настолько повысится, что мир перейдет в Седьмое тысячелетие (сейчас на дворе — шестое тысячелетие, но это вопрос — не календарный), память об Амалеке тем самым — сотрется. Ибо места для каких-либо сомнений у нас вообще не останется. Следовательно — не останется и места в мире для «амалека».
Как неоднократно говорилось в материалах нашего сайта, переход к Седьмому тысячелетию может ощутимо начаться в любой день — сегодня, через 10 или, допустим, через 50 лет…
Что касается Вашего второго вопроса, о теории Таля бен Шахара, могу сказать лишь, что это — не более чем очередное модное веяние в так называемой «позитивной» психологии, предполагающей попытки настроить людей на позитивный образ мышления. К этому нет смысла относиться всерьез. Все теории такого рода появляются и вскоре — бесследно исчезают.

Автор текста Элиягу Эссас