Не в шаббат будет сказано…Недельная глава Торы «Ки Тиса»
Нахум Пурер


Б-г велит, чтобы каждый мужчина от 20 лет и старше сдал полшекеля серебра для «искупления души» и подсчета численности народа. Затем Он дает указание изготовить медный умывальник для храмовой службы коэнов. Приведена формула масла для помазания, которым будут освящаться Мишкан (передвижной Храм), его обстановка, а также священники-коэны. Перечислены компоненты благовоний для воскурения на малом жертвеннике. Бецалель и Охолиав возглавят работы по строительству Мишкана. Cынам Израиля вновь заповедано строго соблюдать шаббат. Моше получает две каменные скрижали с высеченными на них Десятью заповедями. Тем временем в стане иноплеменников, примкнувших к евреям при Исходе, начинается паника: им кажется, что срок возвращения Моше с горы Синай миновал, — и «мы не знаем, что с ним сталось». Вместе с некоторыми евреями они требуют назначить нового вождя и вынуждают Аарона изготовить Золотого тельца. Б-г велит Моше немедленно вернуться в стан, грозя уничтожить всех евреев и произвести от пророка новый народ. Увидев оргию идолопоклонства, Моше разбивает скрижали, затем уничтожает тельца и вместе с левитами наказывает зачинщиков массового бунта. Вернувшись на гору, он молит Б-га пощадить провинившийся народ. Молитва принята. Моше собирает Мишкан и просит Б-га показать «Славу свою» — механизм управления миром, но эта просьба выполняется лишь частично. Б-г велит Моше высечь новые скрижали и сообщает ему текст универсальной молитвы, пробуждающей милосердие с Небес. Евреи получают дальнейшие указания: им нельзя заключать соглашения с язычниками в Эрец-Исраэль и родниться с ними; запрещено также смешивать мясные и молочные продукты в еде. Приведены законы Песаха; описан порядок посвящения Б-гу первенцев из скота и первинок урожая, а также выкупа сына-первенца. Б-г снова напоминает о святости шаббата и велит отмечать праздники Шавуот и Суккот. Когда Моше спускается с горы, неся вторые скрижали, его лицо светится изнутри — результат прямого общения с Б-гом.
***
«Шесть дней ты будешь трудиться, а в седьмой день прекращай работу — и во время пахоты, и во время жатвы работу прекращай» (34:21).
«Ништ ауф шаббес гередет» — одно из самых распространенных выражений в лексиконе религиозных евреев. На идиш это значит: «Не в шаббат будет сказано».
Подслушанный субботний диалог:
– Ништ ауф шаббес гередет: ты знаешь, на следующей неделе в центральном универмаге будет большая распродажа!
– Да ну! Ништ ауф шаббес гередет, и когда она начнется?
– Кажется, Ништ ауф шаббес гередет, если я правильно понял, в пятницу, но может быть и в субботу, Ништ ауф шаббес гередет…
Шаббат — нежное создание. Его легко спугнуть. Чтобы ощутить шаббат по-настоящему, надо обеими руками оттолкнуть от себя рабочую неделю и теми же руками обнять шаббат и прижать его к себе.
«Если … удержишься от исполнения дел твоих в святой день Мой, — возвестил Всевышний устами пророка Иешаягу, — и назовешь субботу отрадой…, и почтишь ее, не занимаясь делами своими, не отыскивая дело себе и не говоря ни слова (лишнего)».
Мудрецы говорили, что эти слова пророка учат нас важному правилу: наша речь в шаббат должна быть не такой, как в будни. В кодексе еврейских законов «Шульхан Арух» говорится, что в шаббат запрещено обсуждать мирские дела, и что надо говорить очень коротко даже на разрешенные темы.
«А в седьмой день прекращай работу — и во время пахоты, и во время жатвы работу прекращай».
В этой фразе скрыты сразу два намека на вышеупомянутые речевые ограничения. Пахота, «хариша», намекает на запрещенные разговоры о будничных и мирских делах. А жатва, «кцира», буквально, «отрезание», указывает на то, что надо свести к минимуму даже те разговоры, которые разрешены в шаббат.
И тогда вас ждет награда: «И назовешь субботу отрадой… И наслаждаться будешь перед Б-гом».
Кошерный заменитель «тельца»
«И насели они на Аарона, и потребовали: «Давай, сделай нам всесильных вождей, которые пойдут перед нами…» (32:1).
Поклонение сынов Израиля Золотому тельцу — центральное событие раздела «Ки Тиса», ставшее трагедией поистине космического масштаба. Евреи совершили акт предательства по отношению к Б-гу всего через сорок дней после Дарования Тора, после клятвы: «Все, что Б-г сказал, выполним».
Однако Золотой телец — это не просто «грех» с тяжелейшими для нас историческими последствиями. Он проявил слабость и духовную ограниченность человеческой натуры. Наш разум не в состоянии органически усвоить абстрактную идею невидимого Единого Б-га. Человеку необходима физическая точка приложения его духовной религиозной энергии. Признав этот важный факт, Тора повелела нам «построить Святилище» (в последних разделах события не всегда излагаются в хронологическом порядке: есть мнение, что поклонение Золотому тельцу предшествовало указанию о строительстве передвижного Храма, о котором мы читали в двух предыдущих разделах «Трума» и «Тецаве»). Возможно, Храм и не потребовался бы, если бы мы не были простыми смертными, которым «ничто человеческое не чуждо». Но Б-г понял, что одной идеи мало. Чтобы отвлечь нас от будущих «тельцов», необходим их «кошерный» материальный заменитель, освященный Его Присутствием. Нужен Храм. Нужна «Шехина», физическое ощущение Его близости к нам.
По закону круговой поруки
«И воскликнули они: «Вот твой бог, Израиль, который вывел тебя из страны Египетской» (32:4).
После возвращения Моше левиты казнили по его приказу три тысячи инициаторов бунта против Б-га. Но есть мнение, что на самом деле непосредственно виновных было гораздо меньше. В книге «Коэлет» (Экклезиаст) мудрый царь Шломо пишет: «Мужа — одного из тысячи нашел я, а женщины — ни одной из всех этих («эле») не нашел я» (7:28). В оригинале употреблено слово «эле» в значении «этих». То же самое слово мы находим и в приведенном стихе из сегодняшнего раздела: «Эле элохеха исраэль» — «Вот («эле») твой бог, Израиль» (провозгласили бунтовщики, указывая на тельца). Получается, что Золотому тельцу поклонялся один мужчина из тысячи и ни одной женщины (так и было: женщины действительно не участвовали в этой оргии язычества). Поскольку взрослых мужчин в еврейском стане насчитывалось шестьсот тысяч, число зачинщиков не могло превышать шестисот. Почему же казнили три тысячи? Ответ мы выводим из закона, который разбирался в комментарии к разделу «Мишпатим»: «Если украдет кто быка…, то стоимость пяти быков заплатит за быка» (Шмот, 21:37).
Виленский Гаон проводит логическую параллель: если за одного украденного быка расплачиваются пятью быками, то за каждого человека, поклонявшегося тельцу, «сыну» быка, полагалось наказать евреев в такой же пропорции: шестьсот помножить на пять — получается три тысячи.
Но разве можно казнить людей за чужие грехи? Да, еврейская традиция допускает такое, исходя из правила: «Коль исраэль аревим зе лезе» — все евреи отвечают (дословно, поручители) друг за друга. За преступления безответственного меньшинства расплачивается весь народ. Таков непреложный факт еврейской истории вплоть до наших.