Когда Яаков спешно уходил от Лавана вместе с женами и детьми, тот догнал зятя и заявил, что кто-то из его семьи украл у него божков.
Наш праотец Яаков возмутился и бросил в сердцах фразу: кто украл – тому не жить! (Желая сказать, что воров в его семье нет.)
И умерла Рахель.
Так написано у Раши.
Хафец-Хаим из этой истории сделал урок. Оказывается, после смерти жены Яаков понял, что причиной ее смерти стали его неосторожные слова. И дал обет – никогда больше никого не проклинать.
Поэтому, когда услышал, что далекий и немилый к евреям египетский правитель арестовал его сына Шимона, сказав, что освободит его, только когда к нему приведут другого его сына Биньямина, – когда Яаков об этом услышал, он не проклял правителя-антисемита, а сказал сыновьям мягко: идете к нему с Биньямином, Всевышний окажет вам милосердие.
Но если бы проклял – стал бы убийцей Йосефа, своего любимца (хас вешалом).
Этот комментарий привел адмор из Гур, раби Исраэль Альтер (автор книги "Бейт-Исраэль"), когда спросил своих учеников (приведено в книге "Пэер-Исраэль", 17 глава): почему Йосеф не боялся, притесняя своих братьев, когда они пришли в Египет за хлебом, а он не открылся им, – почему не боялся проклятия Яакова-праведника, который может его проклясть, как только ему перескажут о делах правителя против его сыновей?
Спросил – и сам ответил, сославшись на Хафец-Хаима.