Элияу ВугенфирерМесяц НисанПо материалам уроков, данных автором. Является ли заповедью отсчитывать порядковые номера месяцев, начиная с Нисана, то есть так, как они называются в Торе: первый, второй итд.? На стих (Шмот12:2) : «месяц этот вам – начало месяцев, первый он для месяцев года», пишет Раши, что несмотря на то, что начало этого стиха содержит заповедь относящуюся к суду – освящать месяцы: Всевышний показал Моше новый серп Луны, и сказал, что когда луна обновляется, должен быть установлен новый месяц. Но вместе с тем, этот стих несет в себе и простой смысл. Здесь идет речь о месяце Нисан, что он стоит во главе порядка отсчета месяцев, так чтобы Ияр назывался вторым, Сиван – третьим итд. Раши повторяет это и в комментариях на Талмуд (Рош ашана 7). Там приводится брайта, в которой сказано, что Нисан – Новый год по отношению к счету месяцев – то есть в отношении числительного порядка месяцев. Рамбан в комментарии на Тору обьясняет более подробно, что кроме первой заповеди – освящения нового месяца, в отличие от других заповедей сказанных на горе Синай, сказанной народу Израиля еще в Египте, смысл сказанного в стихе «начало месяцев», в том, чтобы вели отсчет месяцев начиная с месяца Нисан, для того, чтобы увековечить память о чуде исхода из Египта. Начиная отсчет месяцев, с месяца освобождения – Нисана, он первый. Далее идут второй, третий,… седьмой…и так до двенадцатого. Отсчет ведется с месяца освобождения. Поэтому в Торе нет названий месяцев, только числительный порядок: первый по отношению к освобождению, или седьмой по отношению к нему. [1] И также как нет названий у дней недели, для того чтобы постоянно помнили о Шабате, ведя счет дням недели по отношению к Субботе, так же у месяцев нет названия, а только порядковый номер, чтобы помнили о Великом чуде исхода из Египта. Счет месяцев начиная с Нисана – не является отсчетом начала года. Этот отсчет от Нисана, ведется только по отношению к месяцам, подразумевая отсчет месяцев от месяца освобождения, тогда как Новый год – Рош ашана - месяце Тишрей[2], как сказано (Шмот 34:22) : «праздник сбора урожая (Суккот) - в сезоне (нового) года», и еще сказано о месяце Тишрей (Шмот 23:16): «на исходе года». Все дело в сказанном выше: месяц Нисан называется первым, а Тишрей седьмым – только по отношению к освобождению. Поэтому сказано в стихе: «первый он вам для месяцев года», «вам», для вас, чтобы называли его так, вспоминая освобождение, но он не является первым месяцем года. Первый месяц года – Тишрей. [3] Рамбан пишет, что это уже упомянули мудрецы (Иерусалимский талмуд, Рош ашана 1:2, мидраш Брейшит раба 48:9) сказав, что названия месяцев пришли с народом Израиля из Вавилона. Потому что в начале у нас не было названия им. Причина этого в том, что их порядковый номер был в память об исходе из Египта, но когда вернулись из первого, Вавилонского изгнания, и исполнилось пророчество Ирмияу (16:14-15), сказанное в стихе: «и не будет говориться более жив Всевышний, поднявший сынов Израиля из земли египетской, а (будет говорится) только жив Всевышний, который поднял, и который привел сынов Израиля из земли северной», стали называть месяцы их названиями, которыми они называются в Вавилоне. Для того, чтобы это служило напоминанием, что там мы находились, и оттуда вернул нас Всевышний, благословен Он. Ведь эти названия – Нисан, Ияр, и др. – это персидские названия. Эти названия можно найти в Писании, только в книгах вавилонских пророков (Зхария 1:7, Эзра 6:15, Нехемия 1:1), и в Свитке Эстер (3:7). Поэтому сказано там в стихе: «в месяц первый – это месяц Нисан, в году 12 от воцарения Ахашвероша, бросали пур – это жребий, перед Аманом, изо дня в день, из месяца в месяц, к месяцу двенадцатому – это месяц Адар». И до сих пор народы в странах Персии и Мадая пользуются этими названиями: Нисан, Тишрей, итд., так же как и мы. Получается, что мы называя месяцы - вспоминаем второе освобождение, как это делали до сих пор, вспоминая о первом освобождении.Спор ахароним - поздних комментаторов о том, почему стало возможным при возвращении из Вавилонского изгнания дать новые названия месяцам. Автор 'Сефер Аикрим» [4](маамар.3, гл.16), и «Хатам софер» (респонсы, Хошен Мишпат, 1) заявили, что после возвращения из Вавилонского изгнания, заповедь вести счет от месяца Нисан отменилась, и вместо числительных, постановили названия месяцев в память о вавилонском изгнании и об освобождении из него.Соображение на котором они основывались в том, что они поняли сказанное Рамбаном, что по мнению Рамбана запрещено называть месяцы какими либо названиями, и, наоборот, заповедовано использовать для месяцев порядковые номера. И если это верно, то как же при возвращении из Вавилонского изгнания месяцам дали название? Поэтому они были вынуждены прийти к заключению, что эта заповедь отменилась после возвращения из Вавилонского изгнания. Получив название, тем самым, была отменена заповедь отсчитывать месяцы по порядку от Нисана. [5] Итак, в комментарии Маари ибн Хавив (под названием «Акотев», в книге Айн Яков, на трактат Мегила 3, стр.138, «од катав), Маарам бен Хавив - автор книги «Гет пашут» (п.126, п. 35), автор «Минхат хинух» (мицва 311:5) спорят с автором «Сефер Аикрим» относительно понимания написанного Рамбаном. Маарам бен Хавив, автор книги «Гет пашут», задает несколько вопросов, опровергая сказанное равом Йосефом Альбо в «Сефер Аикрим». Во-первых, он задает вопрос: как это возможно, что заповедь Торы была отменена?! Ведь один из тринадцати принципов - основ веры (а именно 9), сформулированных Рамбамом в том, «что эта Тора не будет заменена, и не будет другой Торы от Создателя, благословенно Имя Его»[6], а заповеди вечны! И Пророки не имеют права заявить о новой заповеди или отменить уже существующую! [7] Во-вторых, он приводит доказательство, что даже после того, как стали пользоваться вавилонскими названиями месяцев, тем не менее, не отменили порядковые номера месяцев. Ведь сказано в Свитке Эстер «месяц первый- это месяц Нисан», «двенадцатый месяц – месяц Адар». Значит, даже после того как стали использовать названия месяцев, остался месяц Нисан – первым по отношению к другим месяцам. Кроме того, мы находим, что еще во времена предшествующие второму Храму и вавилонскому изгнанию, использовали названия месяцев: Буль, Эйтаним, Зив. Более того, если во времена Первого Храма еврейский народ захотел бы называть месяцы так как называли их другие народы – не было бы в этом никакого нарушения. Таким образом получается, что после возвращения из вавилонского изгнания добавились названия месяцам, к тому, что уже было при исходе из Египта - порядковый номер месяца велся начиная с первого, весеннего месяца, месяца освобождения из Египта, позже получившего название – Нисан. Поэтому нет необходимости заявлять, что после возвращения из Вавилона отменилась эта заповедь. Порядковый номер месяца остался прежним, только кроме этого, у него появилось вавилонское название. И действительно, так пишет сам Рамбан (Драша на Рош ашана), что постановление пророков во времена второго Храма, называть месяца вавилонскими названиями, для того, чтобы увековечить память об избавлении из этого изгнания, не было вместо заповеди Торы – вести отсчет месяцев с первого месяца – месяца Нисан, месяца освобождения из Египта. Это их порядковый номер, а это их название, для того чтобы всегда вспоминать избавление из Египта вместе с избавлением из Вавилонского изгнания. Так же пишет Ритва в комментариях на гемару (Рош ашана 3), и Абарбанель (в комментариях на главу «Бо»). По всей видимости, авторы «Хатам софер» и «Сефер Аикрим» не видели, и не были знакомы с этими комментариями.Теоретически, если бы сам Рамбан написал не так, как заявили авторы «Хатам софер» и «Сефер Аикрим», то можно было бы ответить на доводы автора книги «Гет пашут» следующим образом.1)То, что в Свитке Эстер используются одновременно и порядковый номер и вавилонское название месяца, не доказывает, что заповедь вести отсчет от месяца Нисан не отменена, и таким способом увековечена память об исходе из Египта вместе с памятью об возвращении из Вавилонского изгнания. Наоборот, в Свитке зафиксирован переход с числительного на название, замещение числительного названием, и как следствие, последующая отмена порядкового номера. 2)То, что у трех месяцев мы находим названия в Писании, еще до Вавилонского изгнания, не доказывает, что порядковый номер может быть использован вместе с названием. Так как по сути это не названия месяцев, а описание, происходящих в них событий, как написал Ритва, приведенный в сноске в начале статьи. Ритва спорит с Ибн Эзр, который считал, что у трех месяцев использовалось название в Писании. Согласно Ритва можно сказать, что по мнению Хатам софер и Сефер Аикрим, используется либо порядковый номер месяца, либо если это отменено, тогда используется название, постановленное пророками. Но всегда возможно использовать описание месяца.Итак, автор книги «Гет пашут» и автор «Минхат хинух» согласились с Маари ибн Хавив, который опроверг мнение рав Йосефа Альбо и утверждал, что заповедь вести порядковый номер счета месяцам с месяца Нисан не была отменена после возвращения из вавилонского изгнания. Тем не менее, саму заповедь они формулируют следующим образом: смысл заповеди в том, чтобы не называть Тишрей – первым, так как Нисан, месяц освобождения из Египта – первый. И если назовем Кислев третьим, третьим от Тишрея – нарушаем эту заповедь. Однако, автор респонсы «Биньян Шломо» (раввин Вильно) спорит с такой формулировкой. Он считает, что невозможно сказать, что смысл заповеди только в том, что запрещено вести другой счет порядковым номерам месяца, например, отсчитывая от Тишрея, а не от Нисана, как написали Маари Ибн Хавив, автор «Гет пашут» и «Минхат хинух». Но нет никакой заповеди вести отсчет месяцам, первым начиная с Нисана. Ведь Рамбан (или даже собственно Мехилта – Мидраш алаха, служащая источником Рамбана) сравнивает эту заповедь с отсчетом дней недели по отношению к Шабату. И в этом состоит заповедь – отсчитывая так, постоянно вспоминать субботу, а отсчитывая так месяцы – постоянно вспоминать чудо выхода из Египта. Мнение других комментаторов-ришоним о существовании заповеди вести отсчет месяцев начиная с Нисана. Следует отметить, что Рамбам нигде (не в «Сефер амицвот» и не в «Йад ахазака») не приводит этот закон, который существует по мнению Раши и Рамбана: вести счет месяцев, начиная с Нисана, тем самым постоянно вспоминая исход из Египта. Это уже отметил автор «Минхат хинух» (мицва 311:5), и спросил: почему Рамбам не приводит эту заповедь? Автор «Минхат хинух» так и остался с вопросом. Можно предположить, что в отличие от Раши и Рамбана, Рамбам считал, что такой заповеди не существует. Однако, такое заявление вызывает вопрос: ведь в гемаре (Рош ашана 7) приводится брайта, в которой однозначно сказано, что Нисан – начало месяцев.[8] Кроме того, в гемаре приводятся многочисленные стихи, подтверждающие что отсчет месяцев ведется от Нисана. И, на первый взгляд, не понятно, как можно утверждать, что такой заповеди не существует? Однако, из комментариев других ришоним видится, что они не считали, что существует такая заповедь, вести отсчет месяцев от Нисана. Например, Рашба, Ран, Ритва в комментариях на эту брайту, спрашивают: какое практическое следствие есть у этого закона, сказанного в брайте, что месяц Нисан начало месяцев? И они, в отличие от Раши и Рамбана, не отвечают, что здесь сказана заповедь вести счет месяцам, начиная с Нисана, первого месяца, месяца освобождения из Египетского рабства, вспоминая тем самым, об исходе из Египта. Они говорят, что за счет этого мы знаем, что подразумевает Тора, когда говорит, что праздник Песах 15 числа первого месяца, а праздник Суккот 15 числа седьмого месяца, Рош ашана – 1 числа седьмого месяца, а Йом Кипур – 10 числа седьмого месяца. Так отвечают Рашба и Ритва. А Ран добавляет, что за счет того, что мы понимаем, что Тора ведет отсчет от месяца Нисан, называя его первым месяцем, мы понимаем и другие места Торы, когда она рассказывает о произошедших событиях, например, рассказывая о том, что произошло во второй или третий месяц. Из этого следует, что поскольку ришоним не ответили на этот вопрос так, как ответили Раши и Рамбан, значит, они не считали, что существует заповедь вести отсчет месяцев от первого месяца – месяца выхода из Египта. Законоучителя несколько сотен лет назад обсуждали вопрос: разрешено ли использовать общепринятые нееврейские названия или числительные для обозначения месяцев, и не является ли это нарушением заповеди? Основываясь на сказанном Рамбаном, автор респонсов «Хатам софер» в книге «Торат Моше» (глава Бо), и в своих драшот (ч.1, стр. 93; ч. 2, стр. 315) очень жестко и резко высказался о том, что в его время в обиходе стало принято использовать не еврейскую датировку, ведь таким образом счет не ведется ни от Сотворения мира, и ни от Исхода из Египта. А в драшот сказал еще более резко: «тем самым человек расписывается, что у него нет удела в Боге народа Израиля». См. также респонсу его ученика, Маарама Шика (Йоре Деа, по. 171) относительно использования не еврейских названий месяцев. И вопрос в том, почему у нас, несмотря на вышесказанное, достаточно широко распространено использование порядковых номеров месяцев, считая с Января, отмечая его первым - 01? [9]На этот вопрос можно ответить, что во-первых, существование заповеди, вести отсчет месяцев, начиная с первого месяца – месяца Нисан, является предметом спора ришоним, как было сказано выше. Однако, сказать, что относительно существования этой заповеди существуют мнения и спор - недостаточно, чтобы ответить на вопрос, почему мы позволяем себе использовать не еврейские порядковые номера месяцев? Ведь в случае, когда сомнение касается закона Торы, по известному нам правилу – необходимо устрожить, чтобы точно выполнить или ни в коем случае не нарушить возможную заповедь Торы! Поэтому необходимо было бы считаться с мнением Раши и Рамбана, считавших, что такая заповедь существует. Во-вторых, автор респонсы «Биньян Шломо» (п.22) заявил, что даже по мнению Рамбана, который считал, что существует заповедь вести отсчет месяцев, с первого месяца – Нисана, это касается только суда, и является частью заповеди освящения месяца, возложенной на суд. Но нет заповеди на каждом человеке по отдельности, вести отсчет месяцев начиная с Нисана. По мнению автора этой респонсы, когда суд освещает месяц, он должен освятить его исходя из его порядкового номера, начиная с Нисана. Именно поэтому, несмотря на то, что Рамбан считал что существует заповедь вести порядковый счет месяцам начиная с Нисана, как это следует из его комментария на Тору, тем не менее, сам Рамбан не привел эту заповедь в Книге заповедей. Почему? Автор респонсы «Биньян Шломо» своим подходом отвечает на этот вопрос: Рамбан считал это частью заповеди возложенной на суд – освещать месяцы, а не самостоятельной заповедью, возложенных на каждого человека по отдельности.[10] Доказательством этому может служить то, что точно также как из этого стиха «месяц этот вам -начало месяцев, первый он для вас – для месяцев года» учится заповедь относящаяся к суду – освящать месяцы и устанавливать их, также и заповедь – вести отсчет месяцев, начиная с Нисана, которую выучили Раши и Рамбан из этого же стиха – тоже относится к суду. Однако, на это можно возразить, что мы нигде не находим, что суду необходимо было при освящении месяца каким-либо образом обозначать порядковый номер месяца по отношению к Нисану. Суд просто говорил: освящен. И только в отношении дополнительного месяца Адар, когда суд делает год високосным, то есть «шана меуберет», имеет значение соответствие Нисана и Адара. Ведь для того и вводится дополнительный месяц Адар, чтобы месяц Нисан не выпал зимой, а позже - весной. [11]В-третьих, можно добавить еще одну причину, почему мы не считается с заповедью, по мнению Раши и Рамбана вести счет месяцев с Нисана. По мнению раби Йеошуа мир и Адам были сотворены в Нисане, а по мнению раби Элиэзера в Тишрее. Соответственно, по мнению раби Элиэзера, отсчет месяцев начиная с Нисана, был установлен Всевышним только в связи с освобождением сыновей Израиля из Египта, но Адам вел отсчет месяцев с Тишрея, с месяца, когда был сотворен. Получается, что до выхода из Египта отсчет месяцев был с Тишрея, так же как и отсчет лет, где Рош ашана в Тишрее. И именно по мнению раби Элиэзера было необходимо сказать «что сейчас после выхода из Египта, месяц этот для вас -начало месяцев года, первый он для вас, для месяцев года». Вы должны считать от него, несмотря на то, что Адам и народы мира считают от Тишрея. Но по мнению раби Йеошуа, считавшего что мир был сотворен в Нисане, отсчет месяцев у Адама, происходил тоже с Нисана, и что обозначает фраза «для вас он первый»? Ведь для всех он первый! Эта фраза по мнению раби Йеошуа подразумевает только, что праздники устанавливаются исходя из Нисана, являющимся первым месяцем для народа Израиля. Так объясняет эту фразу Раши на Тору и Ритва в комментарии на гемару (трактат Рош ашана 7). Таким образом, по мнению раби Йеошуа, нет особенной заповеди отсчитывать месяцы начиная от Нисана, ведь всегда так отсчитывал Адам и его потомки. И только по мнению раби Элиэзера, есть отдельная заповедь отсчитывать месяцы начиная с Нисана. Таким образом получается, что если закон соответствует мнению раби Йеошуа, то нет особенной заповеди вести отсчет месяцев от Нисана. Однако, Ритва написал, что закон соответствует мнению раби Элиэзера, что мир был создан в Тишрее, так как сказано в гемаре (Рош ашана 27), что именно по его мнению, мы произносим в молитве в Рош ашана фразу «этот день – начало деяний твоих, напоминание о первом дне». Поэтому существует особенная заповедь вести отсчет месяцев с начиная с месяца Нисана, для нас, для народа Израиля. Однако, Тосфот в комментарии на гемару (Рош ашана 27) от имени рабейну Там написал, что закон соответствует мнению раби Йеошуа. Исходя из этого получается, что Адам был сотворен в Нисане, и всегда вел отсчет месяцев с него, поэтому фраза «месяц этот для вас – начало месяцев , первый он для вас для месяцев года» не говорит ни о каком особенном отсчете месяцев, который необходимо вести с Нисана. Здесь всего лишь сказано, что это первый месяц для праздников. Отсчет праздников начинается с Нисана. Чтобы объяснить решение, которое вынес рабейну Там, что закон соответствует мнению раби Йеошуа, считавшего, что мир был сотворен в Нисане, необходимо сделать небольшое предисловие. Итак, существует спор танаим (мудрецов периода мишны), между раби Элиэзером и раби Йошуа о том, когда был ссотворен мир. Раби Элиэзер считал, что в Тишрей. Раби Йошуа считал, что в Нисан. Этот спор приведен в гемаре (трактат Рош ашана 11). В гемаре (Рош ашана 27) задается вопрос: по какому мнению мы произносим сегодня в молитве на Рош ашана: «этот день начало деяний Твоих, напоминание о первом дне»? Отвечает рав Шмуэль бар Ицхак: это соответствует мнению раби Элиэзера, который считал, что мир был, сотворен в Тишрей. На это задает вопрос рав Ина, ведь написано в Мишне, что Рош ашана и Йом Кипур в Йовель подобны в двух законах, и один из них - в благословлениях молитвы. Но как же можно сказать что они подобны в благословлениях, если в Рош ашана существует фраза «этот день начало деяний Твоих, напоминание о первом дне», которая не релевантна в молитве Йом Кипур в Йовель? Отвечает гемара, что подобие благословлений в молитве между Рош ашана и Йовелем касается всего остального текста благословлений молитвы, но не этой фразы, относящейся только к Рош ашана. Тосфот задает вопрос: исходя из сказанного в гемаре получается, что закон соответствует мнению раби Элиэзера и мир был сотворен в Тишрей, и поэтому в молитве в Рош ашана мы произносит фразу «этот день – начало деяний Твоих, напоминание о первом дне», но ведь сказано в гемаре (Рош ашана 12), что относительно расчета сезонов года, закон соответствует мнению раби Йошуа, считавшего, что мир был сотворен в Нисане[12]? Получается, что два закона противоречат друг другу! От имени рабейну Там, Тосфот пишет, что закон все таки соответствует мнению раби Йошуа, что мир был сотворен в Нисане, и поэтому расчет сезонов ведется исходя из этого. А то, что написано, что рав Шмуэль бар Ицхак объяснял, что мир был сотворен в Тишрее, и поэтому мы говорим в молитве в Рош ашана «этот день – начало деяний Твоих, напоминание о первом дне» - так считает рав Шмуэль бар Ицхак, но рав Ина спорит с ним. По объяснению рабейну Там, несмотря на то, что рав Ина получил ответ на свой вопрос, он остался при своем мнении. Рав Ина считал, что произнося фразу «этот день – начало деяний твоих, напоминание о первом дне» мы не подразумеваем день Творения, что соответствует мнению раби Элиэзара. Мы подразумеваем, что это день суда, и начало деяния суда, когда мир судится: будет ли он продолжать существовать или нет. И поэтому эта фраза релевантна и в молитве Йом Кипур в Йовель, так как они подобны в этом – это время суда. И по рав Ина не нужно говорить, что молитва в Рош ашана и Йом Кипур в Йовель подобны во всем, кроме этой фразы. Потому что этой фразой мы не говорим о сотворении мира в этот день, как считал раби Элиэзар, а о дне суда. Таким образом по обьяснению рабейну Там получается, что существует спор мудрецов гемары о том, говорим ли мы эту фразу, подразумевая сотворение мира, в соответствии с мнением раби Элиэзера, что мир был сотворении в Тишрее, или мы говорим эту фразу, подразумевая день суда, и это не связано с мнением раби Элиэзера. Закон, по мнению рабейну Там, соответствует мнению рав Ина, что не противоречит тому, что закон соответствует мнению раби Йеошуа, считавшего, что мир был сотворении в Нисане. Тосфот задает вопрос: почему раби Элиэзер аКалир постановил в тексте молитвы о дожде в праздник Шмини ацерет говорить «в Тишрее был сотворен мир», что соответствует мнению раби Элиэзера, а с другой стороны, в молитве о росе в праздник Песах, постановил говорить «в Нисане был сотворен мир», что соответствует мнению раби Йеошуа? Ведь это же противоречие?! От имени рабейну Там Тосфот отвечает, что здесь нет противоречия: и то, и другое – слова Бога живого. Можно объяснить это следующим образом: в Тишрее Бог задумал создать человека, но не был сотворен до Нисана. (Таким образом, на практике, по объяснению рабейну Там, человек был сотворен в Нисане, что соответствует мнению раби Йеошуа). В-четвертых, Тора заповедовала вести отсчет месяцев от Нисана, и если считать первым другой месяц, и вести отсчет от него – это противоречит желанию Всевышнего, как написали Маари ибн Хавив, автор «Гет пашут», и «Минхат хинух»: запрещено вести отсчет начиная с месяца Тишрей. Но ведь определение месяца в Торе – этот лунный месяц, и должны вести отсчет от первого лунного месяца Нисан. Но если принятые в использовании месяцы – солнечные месяцы, что в принципе, является нонсенсом, ведь у солнца нет деления на месяцы, а только на сезоны года, как пишет Ибн Эзра. И только для удобства, в солнечном календаре, сделали разделение на месяцы, - искусственно. Возможно поэтому нет запрета вести отсчет начиная с месяца Январь. Ведь то, что он называется месяц – просто условное понятие. В-пятых, возможно что Раши и Рамбан не имели ввиду, что необходимо вести отсчет месяцев в буквальном смысле начиная с первого месяца – месяца Нисана, как заповедь сфират аомер – отсчитывая вслух. Возможно имеется ввиду, чтобы мы относились к нему как важному, первому, главе месяцев. И возможно, это не влияет на возможность бытового использования при составлении документов, заполнении чеков и пр.. Возможно, что на практике, это должно выражаться в том, чтобы мы решили относится к Нисану, месяцу освобождения, как к главе месяцев. Наподобие того, что написал сам Рамбан (в замечаниях на «Сефер амицвот» Рамбама, заповедь 153), что главным при освящении месяца, возможно, является не его освящение и произнесения судом фразы: освящен, а расчет и принятие решения его освятить. Также и здесь – основной заповедью является решение выделить Нисан, помня, что он первый месяц освобождения. Поэтому возможно, что только в пригласительных открытках на торжество, необходимо подчеркнуть, что счет ведется от Нисана. Есть авторы книг, написавшие наоборот, что если написав нееврейскую дату, подчеркнуть, «по счету, ведущемуся ими», можно тем самым уберечься от нарушения этой заповеди. Ведь таким образом он заявляет, что это не он сам так отсчитывает.По той или иной причине, но в респонсах выдающихся законоучителей, таких как «Ховат Яир» (п.184), Рамо (п.51), «Авней незер» (ч.1, п. 43), мы находим, что они упоминали нееврейские даты. В отличие от резких заявлений «Хатам софера» и Маарам Шика.

[1] В комментариях Тосфот (трактат Рош ашана 7) на основании Йерусалимского Талмуда (Рош ашана 1:2), и Ибн Эзра (в комментариях на Тору, Шмот 12:1) отмечают, что на языке Писания (в книге Млахим) можно найти названия только трем месяцам: месяц «Эйтаним» (Млахим1, 8:2), «Буль» (там же, 6:38) – это месяц Мархешван, месяц «Зив» (там же, 6:1) – месяц «Света, Сияния» – это Ияр. Однако, Ритва в комментарии на гемару (Рош ашана 3) спорит с этим и пишет, что это не собственно названия месяцев, а их описание, по названию событий произошедших или происходящих в них, как написано в гемаре (трактат Рош ашана 11): месяц «Зив» - из-за того, что в месяц когда он наступает, уже родились сиятельные мира – праотцы, так считает раби Йеошуа; или из-за того, что когда этот месяц наступает – деревья уже цветут , так считает раби Элиэзер. Тосфот на основании Йерусалимского Талмуда добавляет, что месяц Мархешван называется «Буль» из-за того, что в этот месяц весь мир увял из-за потопа, или из-за того, что все листья увядают от холода, так как месяц Хешван осенний месяц. Название месяца происходит от слова «новель»- увядать. Или же из-за того, что земля от дождей становится комками. Происходит от слова «булот» – комья. Или из-за того, что животных начинают кормить кормом из дома, так как в поле корм уже закончился. Происходит от слова «йевуль» - урожай.Месяц Эйтаним – сильных, могучих – это месяц Тишрей, описываемый так из-за того, что он могуч многими заповедями, которые приходятся на этот месяц: заповедь трубления в шофар в Рош ашана, Йом Кипур, сукка, лулав, ива. Или же он называется так из-за того, что в нем родились сильные мира. В гемаре (Рош ашана 11), сказано, что имеются в виду праотцы, по мнению раби Элиэзара, а по мнению раби Йеошуа, считавшего, что праотцы родились в Нисане, тем не менее, раби Йеошуа тоже согласен, что месяц Эйтаним – этот месяц Тишрей, он называется так из-за того, что он могуч заповедями).Однако, Ритва в комментариях гемару (Рош ашана 7) основываясь на переводе стиха Йонатаном бен Узиэлем объясняет, что Эйтаним – могучий, имеется ввиду Адам аришон, что соответствует мнению раби Элиэзера, считавшего, что мир был сотворен в Тишрее, однако, по мнению раби Йеошуа, считавшего, что Адам и мир были сотворены в Нисане, соответственно месяц Эйтаним – это Нисан). [2] (седьмом по порядковому счету от Нисана) [3] Следует отметить, что хотя в Мишне начало месяца Нисан названо Рош ашана – новый год, тем не менее, сказанное не противоречит утверждению Рамбана, что Нисан не является первым месяцем Нового года. В Мишне (Рош ашана 2) сказано, что существует четыре Рош ашана в году. Один их них это 1 Нисана, являющийся новым годом для царей, и для праздников. Что подразумевается под словами «новый год для царей»? В Талмуде поясняется, что в документах, в том числе в долговых расписках, записывали дату их написания. С тем, чтобы различать какой документ или долговая расписка более ранняя или более поздняя для кредитора, для того чтобы знать порядок взыскивания долгов. С целью отдать дань уважения царю, даты записывали исходя из года его воцарения. Мудрецы установили 1 Нисана как единую дату начала года воцарения. Таким образом даже если воцарялся в месяце Шват или в Адаре, то есть за месяц- два до начала следующего года – это считался первым годом его правления, а после Нисана, начинался второй год его правления. Однако, в свою очередь единая датировка – 1 Нисана уже не была привязана к к началу воцарения и правления каждого царя по отдельности, чтобы исходить из начала правления конкретного царя, а была установлена единая дата. Так как это было необходимо для систематизации документов. Таким образом отдавали дать уважения царю, датируая документы началом его правления, тем не менее, ради систематизации уже не учитывалась отдельная дата начала правления конкретного царя, а единая – 1 Нисана служило началом нового года его правления. Что означает фраза в Мишне «1 Нисана – новый год для праздников»? Ведь праздник Песах начинается 15 Нисана, а не первого?! Талмуд поясняет, что имеется в виду праздник, в наступающем месяце Нисан (а месяц наступает 1 числа), который в свою очередь, является новым годом для праздников. Для какого аспекта или закона Песах считается новым годом для праздников? Для обетов. Существует запрет задерживать выполнение обета более трех праздников. Человек должен выполнить свой обет до того как пройдут три праздника, как сказано об этом в Торе. Отсчет ведется с праздника Песах. Смысл этого закона в том, что запрет задерживать обет не нарушается пока не пройдут три праздника по порядку, начиная с Песаха. Автор этого закона в Мишне – раби Шимон. По мнению других мудрецов, приведенных в Талмуде (Рош ашана 4), запрет задерживать выполнение обета считается нарушенным, если задержал его выполнение по прошествии любых трех праздников, начиная со времени обещания. Таким образом получается, что несмотря на то, что месяц Нисан назван в Мишне – Рош ашана, то есть, новым годом, тем не менее, первый аспект – датирование документов является постановлением мудрецов. Второй аспект Нисана, как нового года, является таковым только по мнению раби Шимона, и только по отношению к запрету задерживать выполнение обета больше трех праздников, начиная с праздника Песах. И кроме того, получается, что относительно второго аспекта нового года, в мишне вообще подразумевается праздник Песах, а не месяц Нисан. [4] Раби Йосеф Альбо (1360-1444) — выдающийся религиозный мыслитель. В юности учился у Рана; основным его наставником в Торе был р. Хасдай Крескас. Изучал также философию, медицину и математику. Был раввином в городах Дарока и Сория.В 1413 году участвовал в диспуте с выкрестом Йеошуа Лорки. Диспут проходил в г. Тортосе, в присутствии главы католической церкви — римского папы Бенедикта XIII.В тот период, как следствие увлечения нееврейской философией, наметилось резкое снижение духовного уровня испанских евреев: многие крестились не только по принуждению, но и добровольно, пытаясь полнее слиться с христианским населением страны.Стремясь противостоять этому процессу и возвратить сердца евреев к Всевышнему, р. Йосеф Альбо написал «Сефер Аикрим» (Книгу основ), обращенную к интеллектуальному и философски настроенному читателю. В этой книге он разъясняет основные принципы еврейской веры и прослеживает ее корни.В своих взглядах рав Альбо проявляет исключительную терпимость и широту. Знаменитые «Тринадцать принципов веры», сформулированные Рамбамом, он сводит к трем фундаментальным основам: вере в существование Б-га; вере в то, что Он открылся евреям на горе Синай и даровал им Тору; вере в награду и наказание. Отрицание любой из этих основ приводит человека к безбожию. Но отклонение от других представлений иудаизма, которые р. Албо называет ”анафим”-ветвями, хотя и является заблуждением, тем не менее, не приводит к отрицанию Всевышнего. К таким «ветвям» он относит веру в сотворение мира из ничего, веру в неизменность Торы и веру в приход Машиаха.Книга насыщена косвенной и явной полемикой с адептами христианства. [5] Рав Йосеф Альбо исследовал вопрос: возможно ли, чтобы заповедь была дана временно, и может быть отменена по слову Всевышнего, например, через пророка, или они даны навечно? Он родвергает сомнению один из принципов Веры, сформулированных Рамбамом, считавшего и доказавшего, что Тора не может быть изменена, не полностью и не частично. Он рассуждает следующим ниже образом («Сефер Аикрим» маамар 3,гл. 13-16). Со стороны дающего – невозможно, чтобы Тора была изменена. Так как вещи желанные Всевышнему, давшего Тору, невозможно представить, чтобы он хотел один раз одно, а затем изменилось его желание на противоположное, и в следующий раз он захотел другого. Ведь невозможно, чтобы Всевышний хотел прямоты, и чтобы стало желанна ему кривда в другой раз. И если так: то, почему должен поменять Всевышний веру на другую? Это невозможно также с точки зрения самой Веры. Вследствие того, что смысл божественного учения в том, чтобы сообщить людям, дать им представление, нарисовать им, идеи разума и истинных знаний. Это не из тех вещей, которые когда-либо меняются. Так как истинные знания – не могут меняться. Невозможно, чтобы единство Всевышнего, было истинной однажды, а двойственность или тройственность – истиной в другой раз. Также как невозможно, в том что уже реализовалось на практике и стало реальностью, чтобы мы могли сказать, что его не было, или того что существует - его нет.С точки зрения получившего, то есть одного народа: почему Вера должна поменяться на протяжении времени? И невозможно на это возразить, сказав, что также как меняется поведение и управление подростком, затем зрелым мужем и старцем. И подобно этому, в соответствии с изменением времени, от детства к зрелости, а затем к старчеству, меняется управление, также оно изменяется в религиозном управлении в зависимости от времени. Однако, это может быть правомерно по отношению к одному человеку, в зависимости от изменения периодов его жизни. Однако, несомненно это не правомерно по отношению к сообществу народа, в котором нет этих возрастных изменений. Поэтому невозможно представить, чтобы вера претерпела изменения из-за принимающей стороны.Однако, если взглянуть глубже, можно обнаружить, что необязательно, что со стороны получившего, вера не может быть изменена. И хотя со стороны дающего или сами знания не могут быть изменены, тем не менее, со стороны принимающих, может быть изменение. Из-за того, что совершенство любого содеянного в том, чтобы оно произвело свое действие в соответствии с готовностью принимающей стороны. И в соответствии с подготовкой принимающего, несомненно изменяется деяния воздействующего. И это не является изменением правил воздействующего. Например, также как врач ведет себя с больным определенным образом до времени, которое врач решил, что так себя следует вести, не рассказав об этом больному. Когда наступает это время, когда больной достаточно окреп от болезни, меняет врач свои рекомендации: запрещает то, что разрешал, и разрешает то, что запрещал… Среди прочих доказательств, возможной временности заповедей Торы, рав Йосеф Альбо привел доказательство из сказанного Рамбаном: после возвращения из вавилонского изгнания постановили названия месяцам, тем самым отменив заповедь Торы считать месяцы, начиная с месяца исхода из Египта, в память о нем. Он пишет, что вернувшиеся из вавилонского изгнания, на основании слов пророка Ирмияу, поняли, что заповедь числительного порядка месяцев была временной, то есть, все то время, пока они находились в положении исхода из Египта, и это состояние продолжалось. Но когда были изгнаны в Вавилон и были освобождены оттуда, и получили повеление от Пророка Ирмияу: «не будет больше говорится жив Всевышний, поднявшийся сынов Израиля из земли египетской, а только, жив Всевышний, поднявшийся и приведший семя дома Израиля из земли северной…», оставили первый счет, который был в память об исходе из Египта, и стали считать с месяца Тишрей, от месяца творения мира, и оставили названия месяцев, которые пришли с ними из Вавилона, в память о втором освобождении, так как поняли, что заповедь отсчета месяцев от Нисана была временной, а не вечной, несмотря на то, что в ней не упоминается время ее действия. В заключение пишет рав Йосеф Альбо, что он не видит никаких доказательств из тех, что привел Рамбам, о существовании самостоятельного принципа, основы Веры, который бы касался божественного учения в общем, или учения Моше в частности, что Тора не может быть изменена. И так дескать написал его учитель, рав Хасдай Крескас, что это не принцип или основа учения Моше. Тем не менее, он согласился с тем, что в это подобает верить каждому относящему себя к учению Моше. И причина этого в том, что если поискать во всех частях Торы Моше, то найдем, что они охватывают все качества и знания, которые могут принести всестороннее совершенство душе, что близко к причине, указанной Рамбамом. В комментарии Маари ибн Хавив ( под названием «Акотев» в книге Айн Яков, на трактат Мегила 3, стр.138, «од катав) очень резко возражает раву Йосефу Альбо. Он спорит с его утверждением, что заповедь отсчета месяцев, начиная с месяца освобождения, была отменена. Кроме того, он считает, что рав Альбо неправильно понял Рамбана. Заповедь заключается в том, что нам заповедовано упоминая месяцы при помощи счета – соотнося этот счет с весенним месяцем, в котором вышли из Египта. Никому из евреев не позволено отсчитывать месяцы начиная с месяца Тишрей, месяца творения мира, первого месяца года, то есть начиная с Рош ашана. Нельзя говорить, например, сейчас 5779 год от сотворения мира, 22 число 7 месяца от начала года – то есть 22 число месяца Нисана. Нужно сказать: сейчас 5779 год от сотворения мира, 22 числа первого месяца – месяца Нисана… Однако, название месяцев не противоречит их порядковому числу. И даже во времена Первого Храма, ничего не могло бы помешать нам упоминая весенний месяц назвать его Март, или следующий за ним – Апрель, но только при условии, чтобы всегда, когда называет числовой порядок месяца, вел счет по отношению к месяцу исхода из Египта, например, сказав, месяц 10 – месяц Тевет. Порядковый номер месяца, который является счетом по существу, остался таковым и после возвращения из Вавилона, так, чтобы отсчитывать 1,2,3 по отношению к Нисану, исполняя тем самым, сказанное в стихе «первый он вам, для месяцев года». Второй счет, связан с событием - это называния месяцев, которые называются так, как они назывались в месте изгнания. Когда упоминаются оба – следует упомянуть первым порядковый номер Торы, как повелевает Тора, подчеркивая, что это основной отсчет, а затем перевести на язык, принятый в этом месте. Поэтому в Свитке Эстер сказано: месяц 10 – месяц Тевет, месяц 12 – месяц Адар. Поэтому, я считаю, что заповедь Торы осталась в силе. Ошибка автора «Сефер Аикрим» в понимании сказанного Рамбаном была в том, что он посчитал, что порядковый номер заповедованный Торой, запрещает использовать названия для месяцев, и наоборот, дав названия месяцам, тем самым, отменили порядковые номера, данные Торой. Но это не так, названия, постановленные после возвращения из вавилонского изгнания, дополняют порядковый номер месяцев, данные Торой, чтобы вспоминать освобождение из Египта вместе с освобождением из вавилонского изгнания. Относительно доказательство из слов пророка Ирмияу «не будет больше говорится, жив Бог, поднявший…», - не нужно понимать этот стих буквально. И уже написал Рашба (в комментарии на трактат Брахот 12б), возражая одному еврею, изменившимся своей вере, что выход из Египта будет вспоминаться вечно, даже после прихода Машина, и окончательного избавления… И ничто не указывает на временность заповедей Торы… Того, что я написал достаточно, чтобы опровергнуть все написанное в 16 главе этим мудрецом (равом Альбо) против вечности заповедей Торы. В заключение автор очень возмущается тем, что рав Альбо не полностью привел слова рава Хасдай Крескаса из книги «Ор Ашем» с помощью слов которого он хотел подтвердить свою правоту. Он только написал от имени своего учителя «что это Вера, подобающая каждому, относящемуся к учению Моше». Почему он не привел его слова полностью? Ведь рав Крескас ввел эту веру в категорию, включающую в себя в общей сложности 5 вер, и обо всех них написал, что отрицающий одну из них, называется «мин» - вероотступник, еретик. Сюда включены: мир был сотворен, награда и наказание за выполнение заповедей или нарушение их, воскрешение из мертвых, вечность Торы и заповедей, ожидание прихода Машиаха. То, что вечность Торы перечислена среди таких вер, обладающих высочайшим достоинством, рассказывает и о важности этой веры. И еще, не верящие в это, называются вероотступниками, что ужасно… Сама цель книги, целью которой было выяснение основ- принципов веры, корней и ответвлений, привело автора к такому результату. А я в наивности своей, взял за основу слова мишны (Авот 2:1): «остерегайся в заповеди легкой, также как в заповеди строгой, так как ты не знаешь награду за них», так как каждая из 613 заповедей весома сама по себе, и нет необходимости исследовать – это корень или ответвление. И если знание автором ущербного мировоззрения бытующего среди части людей его поколения привело его к написанию этой книги, с целью объяснять им эту ущербность, так уже распространилось знание 13 основ веры, сформулированных Рамбамом, которые достаточны, чтобы убрать преткновение из среды нашего народа… [6] (прим. Ведь Бог не человек, чтобы передумать, сказав истину однажды) [7] Ведь в Торе сказано «не добавь к ним и не убавь от них». А поскольку «Тора Всевышнего – цельная, совершенная», как сказано в стихе (Теилим 19:8), поэтому убрав или добавив к ней что-то – ее целостность нарушится, поэтому невозможно, чтобы она когда-либо была изменена. С другой стороны, пророком мы должны доверять только потому, что Моше рабейну сказал в Торе «верить пророку». Но если он противоречит учению Моше, пророчеству которого был свидетелем весь народ, когда Всевышний говорил Моше на горе Синай: скажи им так то и так то – это означает, что это, лжепророк, как пишет об этом Рамбам (илхот Йесодей аТора). Ведь он противоречит тому, чему мы сами были свидетелями. Кроме того, только пророчество Моше было самого высокого уровня, как сказано в Торе «устами к устами говорил Всевышний с Моше», не так как с другими пророками. А смысл всего сказанного пророками только в том, чтобы наставлять и увещевать народ соблюдать данные Всевышним заповеди, возвращая тем самым народ ко Всевышнему. Еще одной задачей пророков является объяснение людям награды, которую они получат в дни прихода Машиаха, но награду, которую получат в будущем мире , даже пророки не могли увидеть, настолько она безгранична. Еще задачей пророков было призывать людей всячески поддерживать мудрецов Торы, объясняя, какую награду люди получат за это. Но награду самим мудрецам они не могли описать, настолько она безгранична (Саньэдрин 99).Автор «Гет пашут» пишет, что сказанное равом Йосефом Альбо – вызывает недоумение, лучше сказанному исчезнуть, погрузившись в бездну, и вообще не было сказано. Он пишет, что согласен с Маари ибн Хавивом, который уже написал опровержение сказанного им, с чувством, с толком, с расстановкой. Так как мы уверены в вечности Торы и ее заповедей. То же, что он хотел доказать из Рамбана, что по слову Всевышнего может быть отменена заповедь, из того, что была отменена заповедь вести порядковый счет от первого месяца выхода из Египта, и хотел привязать свое доказательство к Рамбану – он не прав, и не понял всей глубины сказанного Рамбаном. Человек не имел права, ведя порядковый счет месяцам, ни во времена Первого Храма, ни во времена Второго Храма, после возвращения из вавилонского изгнания, вести счет с Тишрея, только с Нисана. После возвращения из вавилонского изгнания, когда были даны ими названия месяцам – порядковый номер месяца не был перенесен с Нисана на Тишрей, как понял автор «Сефер Аикрим». Порядковый номер остался прежним, просто было добавлено название. В заключении пишет автор «Гет пашут», что формулировка заповеди в том, чтобы не называть Тишрей – первым, первый месяц – это месяц освобождения из Египта – Нисан. [8] Следует подчеркнуть, что не следует путать эту брайту, в которой Нисан назван началом месяцев, то есть месяцем, от которого ведется отсчет месяцев, со сказанным в Мишне, в начале трактата Рош ашана (приведено в сноске в начале статьи), в которой Нисан назван Новым годом, то есть началом отсчета лет, для определенных аспектов. [9] Необходимо подчеркнуть исторический фон, среди которого находился Хатам софер. Хатам софер жил в 18-19 веке, в Братиславе. Когда дух реформизма и эмансипации начал заходить в среду народа. Поэтому свою миссию видел в сохранении традиционных устоев, провозгласив своим лозунгом «новое – запрещено Торой!», хотя в первоисточнике это фраза сказана о запрете использования нового урожая зерновых, проросших после праздника Песах, и являющимися новым урожаем, который становится разрешённым в еду только по прошествии второго дня Песаха, но уже в следующем году. Он видел в малейших изменениях традиционных устоев, в изменении формы молитвы, или одежды, вещь, способную поколебать и изменить традиционные ценности. Именно благодаря Хатам соферу, современный ортодоксальный иудаизм приобрел форму, которая существует поныне. Несмотря на то, что некоторые новшества в конце концов вошли в иудаизм, но остались уравновешены, и получили определенные рамки, именно благодаря его сопротивлению. Из-за сопротивления Хатам софера эти новшества даже войдя – не поколебали традиционные устои. [10] На самом деле, даже более того, Рамбам в «Сефер амицвот» (мицва 153) считает заповедь освящать (и рассчитывать) месяцы и годы одной заповедью. Рамбан (в предисловии к Сефер амицвот, шореш ришон, тшува шлишит) приводит мнение автора Алахот Гдолот, что это две отдельные заповеди: устанавливать наступление нового месяца, исходя из рождения новой луны– одной заповедью, а производить расчет сезонов солнечного года, так, чтобы Песах приходился весной, добавляя при необходимости дополнительный месяц к году – отдельной заповедью. [11] Смотри в респонсе «Биньян Шломо», какое подтверждение он нашел тому, что при освящении месяца судом, суд называл порядковый номер месяца, и, тем самым, ответил на вышеприведенный вопрос, и что возразил ему рав Пинхас Перла, в комментариях на Смаг. Кроме того, сам автор «Биньян Шломо» задает вопрос: у нас существует обычай благословлять месяц, произнося молитвы о наступающем месяце, в субботу предшествуюшую наступлению нового месяца. Этот обычай в память об освящении судом месяца. Исходя из подхода автора «Биньян Шломо», необходимо было бы говорить: новый месяц такой-то, его порядковый номер такой-то, который будет в такой-то день недели. Вопрос, если вышесказанное верно: почему сейчас, благословляя месяц, не говорят порядковый номер месяца, а только его название? [12] (и поэтому благословение на Солнце, раз в 28 лет, мы говорим в Нисане, тогда, когда Солнце занимает то же положение, которое было при сотворении мира, по мнению раби Йеошуа)