Хасидская притча: Праздная болтовня.
Неизвестный автор.
Человеку от рождения предназначено произнести строго определенное количество слов?
Один человек где-то прочел, что тот, кто в течение сорока дней(1) будет воздерживаться от праздных бесед, обретет божественное озарение. Рассудив, что это весьма короткий путь к Богу, он с большим прилежанием взялся за дело. Итак, за сорок дней с его губ не сорвалось ни одного пустого слова. Однако в назначенный срок никакого озарения не случилось. Тогда этот человек отправился за объяснением к Баал Шем Тову(2).Выслушав его историю, Баал Шем Тов спросил:— В течение этих сорока дней ты молился?— А как же! — воскликнул посетитель. — Конечно, молился. Целых три раза в день, как завещано нам Господом.— Понятно, — сказал Баал Шем Тов. — А Теилим(3) читал?— Что за вопрос? Ведь я иудей. Конечно, я читаю Псалмы каждый день. — Чтобы не показаться голословным, посетитель пробормотал первые стихи своего любимого псалма.— Учитель, — продолжал он затем, — может быть, само это правило неверно? Почему сорок дней молитвы, чтения псалмов и воздержания от пустословия не помогли мне обрести божественное озарение?— Не в правиле дело, — отвечал Баал Шем Тов, — оно-то как раз верно. Просто ты неправильно его применил. Судя по тому, как ты читал Псалом, я могу сказать, что, воздерживаясь от пустословия в обыденной жизни, ты не уделил должного внимания своим молитвам. Ты превратил их в болтовню. Тебе удалось очистить свои разговоры с людьми, но ты не позаботился о чистоте беседы с Богом. Сама твоя молитва мешает тебе получить божественное озарение.



Хасидская притча: Аппетит праведника.
Неизвестный автор.
Ребе съел все жаркое из горшочка, не оставив никому ни крошки...
Однажды ребе Авигдора Хальберштама, брата ребе Хаима из Цанза, пригласили на шаббос к человеку, прославившемуся своим богатством, но отнюдь не кротостью. Было известно, что этот человек был очень груб со слугами, немедля увольняя за малейшую провинность. В те дни было принято готовить для субботнего обеда чолент1. В знак уважения к почетному гостю горшочек с жарким кухарка поднесла ребе, с тем чтобы именно он разложил блюдо по тарелкам хозяину, членам семьи и другим гостям. Ребе глубоко вдохнул запах стряпни. Однако не стал раскладывать пищу по тарелкам, а взял ложку и попробовал прямо из горшка.— Бесподобно! — воскликнул он и съел еще немного.— Самый прекрасный чолент, какой мне доводилось пробовать! Не обращая внимания на смутившихся гостей и самого хозяина, ребе съел все жаркое из горшочка, не оставив никому ни крошки. Но вместо того, чтоб извиниться, обернулся к кухарке и сказал:—Просто восхитительно! А нет ли еще? Растерянная женщина принесла остатки чолента, и ребе доел то, что еще оставалось. Все присутствующие были просто ошарашены. Никогда в этом доме гости не вели себя таким образом, и, конечно, никто не ждал подобной выходки от такого почтенного человека, как ребе Авигдор. Естественно, из уважения к нему все промолчали и отобедали халой2. Когда Шаббос закончился, ребе и его ученики поблагодарили хозяев за гостеприимство и ушли. Как только они вышли за околицу местечка, хасидим решились спросить учителя, как понимать его странные действия за столом.— Едва горшочек с чолентом оказался у меня в руках, — сказал ребе, — я почувствовал запах керосина. Я тут же понял: кухарка в спешке приправила блюдо керосином вместо уксуса. Если бы хозяин попробовал этот чолент, то немедленно уволил бы девушку. Вот я и съел все это варево, чтобы она не лишилась работы. Пусть думают обо мне что хотят, но мне ее стало жалко. Теперь будут считать, будто девушка до того искусная повариха, что из-за нее даже ребе ведет себя как последний хазир3.1 Чолент (искаж. франц. «chaud viande» — «горячее мясо») — густое жаркое к шаббос, которое особым образом заранее готовят в пятницу, так чтобы оно не простыло и оставалось горячим всю субботу.2 Хала — плетеная булка, которую пекут специально для праздника субботы.3 Хазир — свинья.


Хасидская притча: иди своим путем.
Неизвестный автор.
У каждого из нас свой личный путь к Б-гу...
Один известный ученый как-то посетил своего ребе. Дело в том, что он хотел сменить род деятельности, но вначале решил посоветоваться с наставником. Ученый устал учить людей и завидовал тем, у кого, по-видимому, всегда находилось немного времени, чтобы передохнуть, выкурить трубку и поразмыслить над каббалистическими тайнами Бога и творения.— Преподавание — да это просто каторга, — жаловался он самому себе. — Приходится часами готовиться, затем читать лекции, а потом еще и отвечать на бесконечные вопросы студентов! Не удивительно, что у меня никогда не хватает времени на удовольствия, доступные другим людям.Когда ученый добрался до дома ребе, оказалось, что тот болен и лежит в постели. Гость собрался было заодно с приветствием пожелать ребе Рефуа шлема(1), но тот его остановил:— Раскрою-ка я тебе секрет изречения из Торы: «Вот житие Ноя»(2). Слово «Ной» означает «легкий», «удобный». Слово «Вот» связывает эту фразу с изречением: «Вот бог твой, Израиль»(3). Какая тут связь? Мы склонны делать идола из легкости и предпочитаем молиться удобству, а не истине. Но ведь невозможно определить, кто прилагает больше усилий, а кто меньше. Единственное, что можно утверждать, — это остаемся ли мы верны самим себе в своих усилиях.Ученый, пораженный тем, что наставник сумел прочесть его мысли, согласно кивнул. Но он все еще не был полностью удовлетворен, потому сказал:— Все это так, ребе, но Тора ведь говорит и другое: «Ной ходил перед Богом»(4). Как это понимать?— У каждого из нас свой личный путь к Богу, — ответил ребе. — Кто-то идет к Нему самоуглублением и размышлением, кто-то через физический труд, кто-то через науку. И нам всегда кажется, будто чужой путь легче нашего, поскольку мы не знаем всех трудностей, которые он сулит. Но если ты променяешь свой путь на другой, то обнаружишь, что заблудился, поскольку сам путь незаметно подменил для тебя цель. Не оставляй науку, сын мой. Трудись день и ночь, раскрывая тайны священного Писания и делясь ими со своими студентами. Это твой путь. Так ты ходишь перед Богом.Ученый поклонился, поблагодарил наставника и поехал домой.1. Рефуа шлема — пожелание скорейшего и полного выздоровления.2. Бытие 6:9. 3. Исход: 32:4. 4. Бытие 6:9.



Хасидская история: Зачем ты здесь.
Рами Шапиро
Ребе Авраам из Борисова рассказал такую историю.Однажды он был свидетелем того, как ребе Яаков-Арье из Радзимина приехал в гости к ребе Менахему-Мендлу из Коцка. Как только ребе Яаков вошел в комнату, ребе Менахем повернулся к нему и вскричал:— Яаков! Скажи мне в нескольких словах, зачем мы, люди, приходим в этот мир?— Мы приходим в этот мир, — без колебаний ответил тот, — для того, чтобы соединить свои души с Господом (1) .— Чепуха! — воскликнул Менахем. — Мы здесь для того, чтобы поднять Небеса (2)!Не удовлетворенный ни одним из ответов, ребе Авраам изложил собственный взгляд на вопрос:— Вы оба по-своему правы. Мы, люди, находимся здесь, чтобы соединиться с Господом и тем самым поднять Небеса (3) . Об этом же говорит нам Мехилта (4). Там сказано, что первые пять из Десяти Заповедей имеют соответствие во вторых пяти заповедях. Так, «Я — а-Шем» (5) соответствует «Не убивай» (6). Убить человека — значит совершить преступление против задачи и предназначения каждого — нести б-жественное в мир.— Таким образом, — продолжал ребе Авраам, — когда Б-г спрашивает Каина после того, как тот убил своего брата, Эвеля: «Где Эвель?» и Каин отвечает: «Не знаю, разве я сторож брату моему?», нам следует понимать слова Каина следующим образом: «Я не знал, что мой брат является сторожем Сущего (8), Б-га. Я не знал, что, убивая брата, ослабляю влияние Сущего в этом мире».
--------------------------------------------
• 1. «Соединить свои души с Господом». — Отношения между Б-гом и душой подобны связи между Солнцем и его лучами. Мы — продолжение Б-га во времени и пространстве. Как же, в таком случае, мы можем быть отделены от Него? Обособленность от Б-га — это состояние сознания, возникшее в тот момент, когда мы забыли о своих подлинных взаимоотношениях с Ним и начали вести себя так, словно Он — нечто, отличное от нас.• 2. «Поднять Небеса». — Неужели Небеса могут упасть и их придется возводить, словно леса или башню? Нет. Небо и земля, верх и низ существуют неотделимо друг от друга. Падает не небо, но завеса невежества, заслоняющая от нас истину. Если же кто-то приподнимает эту завесу, кажется, будто поднимается само небо, которое в действительности всегда остается на месте.• 3. Двойственное прочтение: «Небеса» нужно «поднять», как завесу, как покрывало (Истины), — но и с Небес тем самым приподнимается покрывало (являя их как Истину).• 4. Мехилта: мидраш-алаха к книге Шемот.• 5. Ха-Шем — «Имя» (имеется в виду Йуд-Кей-Вав-Кей — четырехбуквенное Имя Б-га, «Собственное» имя, указывающее на сущность Всевышнего). Это Имя не произносится так, как оно написано. Имя Йуд-Кей-Вав-Кей похоже на слово иhйе — «будет» (йуд-эй-йуд-эй), только вторая буква эй меняется на вав, как это бывает при образовании отглагольных существительных. Бог — это Тот, Кто Есть, Был и Будет.• 6. Шмот 20:13.• 7. Бэрейшит 4:9.• 8. В книге Шмот 3:14 Б-г отвечает Моше на вопрос о Его Имени: «Эхье ашер эхье» — «Я Сущий, Который пребудет». Более точный перевод звучал бы так: «Я буду всем, чем буду». В любом случае хасиды понимают это выражение следующим образом: Бог — все, что есть, все, происходящее в каждый момент. Бог — это «Я Сущий» — не существо и даже не Высшее Существо, но сама Суть всякого существа и всякого существования. Это значит, что Он — и Каин, и Эвель, и вы, и я. Именно это имеет в виду ребе Авраам, когда говорит, что каждое существо является хранителем или «сторожем» Сущего. Так же, как волна — «сторож» океана в данной точке пространства и времени, каждый из нас является «сторожем» Б-га. Приняв эту истину по отношению к самим себе, ты примешь ее по отношению ко всем существам. Жизнь была дарована тебе для того, чтобы ты мог это осознать.


Победить внутреннего индюка
Бреславские хасиды рассказывают следующую притчу. Как-то раз у царского сына помутился рассудок, и молодой человек стал считать себя... индюком. Юноша целыми днями сидел под столом голышом и поедал крошки, которые падали на пол. После того, как медицина оказалась бессильна, было решено позвать еврейского мудреца. Тот пришел во дворец, разделся и сел под стол.«Кто ты?» — удивился принц. «Я — такой же индюк, как и ты», — пояснил мудрец. Несколько дней они провели вместе, клюя крошки. Затем еврей предложил сумасшедшему принцу пару брюк: «Кто сказал, что только люди могут носить брюки? Пол холодный, мы, индюки, можем простудиться». Через день он подобным образом убедил юношу надеть рубашку. А потом — вылезти из-под стола («Кто сказал, что мы, индюки, обязаны сидеть на грязном полу?»), взять в руки вилку и нож. Прошел месяц, и юноша полностью излечился.Дурное начало постоянно сбивает нас с толку. Оно требует, чтобы мы отдыхали и кайфовали вместо того, чтобы заниматься самосовершенствованием. Поэтому можно поступить, подобно мудрецу, который вылечил принца: «А кто сказал, что молитва противоречит отдыху? Кто решил, что изучение Торы — это не кайф?»
http://toldot.ru/blogs/bfeldman/bfeldman_2099.html