СЫН РАВВИНА
Рабби Нахман из Брацлава

Рабби Нахман из Брацлава (1770—1811) был внуком Баал-Шем-Това. Весьма известен рабби Нахман своими рассказами, в которых он обращался к различным темам, но, главное, он был цадиком, праведником.


Не так давно жил один раввин, который за всю свою жизнь ни разу не оторвал взгляд от священных книг. Он настолько тщательно соблюдал все предписания, что не мог поднять глаз к небу, предварительно не ознакомившись с законом, из которого можно было бы узнать, разрешается ли это делать в данный момент. В целом мире не было ничего такого, что раздражало бы его сильнее, чем обычаи людей, называвших себя хасидами. Ему не нравились их неистовые молитвы, их чудесные исцеления и их безудержная критика сложившихся общинных порядков. Во всем этом раввин видел руку искусителя. И если в местечке, где он жил, появлялся человек, следовавший обычаям хасидов, раввин ополчался против него и изо всех сил сражался за то, чтобы эта душа окончательно не потерялась среди заблудших.
Его постоянно мучила мысль:
— Если я умру, то после моей смерти некому будет удерживать их, и они все последуют за сумасшедшим воющим цадиком, который обесчестил Святую Субботу громкими песнопениями и похотливыми танцами и который вряд ли когда-нибудь читал священные книги.
Поэтому раввину очень хотелось иметь сына, который смог бы после его смерти следить за тем, чтобы люди строго соблюдали священные законы.
И вот на старости лет у раввина родился сын. Весть эту он воспринял с радостью и считал ее знамением небес, которое подтверждало, что выбранный им путь не останется без продолжателя. Раввин мечтал: «Мой сын будет светильником, который рассеет тьму хасидизма. Он уничтожит хасидов полностью вместе с их невежественным цадиком, их безумными песнопениями, молитвами и хитрыми трюками исцеления».
Днем и ночью раввин следил за тем, чтобы даже тень несчастья не коснулась его сына.
Подрастающий мальчик проявлял большие способности в учении. Он сидел на высоком стуле за столом и учил книги, которые лежали перед ним. Время от времени он отрывал глаза от священных книг, и через окно его взгляд отправлялся в путешествия по полям, по желто-зеленой листве. В такие минуты его душа устремлялась за взглядом и, как птица, парила в свободном пространстве.
В эти мгновения мальчик чувствовал, что его влечет какой-то поющий голос и был очень счастлив. Но потом он снова вспоминал о книгах и заставлял глаза опускаться на страницу и, поддерживая голову двумя руками, старался не допускать ошибок. Однако все чаще и чаще страстное желание охватывало его, и его душа, увлекаемая песней, улетала все дальше и дальше. Она, как птица, откликалась на песнь своей подруги. В такие минуты от мальчика исходило сияние. Оно озаряло комнату и наполняло радостью все, что было вокруг него. А когда он снова обращался к книгам, то чувствовал себя так, как будто его заставили слушать покойника.
В нем пробуждались какие-то смутные томления, страстные желания, но к чему, он и сам пока не понимал.
Огонь этих неясных желаний пожирал его, и мальчик становился все слабее и слабее. Он весь дрожал, как пламя свечи, которая от малейшего дуновения ветерка вот-вот погаснет. Мальчик все еще не понимал своих желаний, а его томление было схоже с томлением еще не родившихся душ, ждущих своего появления на земле.
Раввин видел, как его сын слабеет с каждым днем, но не переставал беседовать с ним о бесчисленных предписаниях закона и о том, что его жизнь нужна для того, чтобы бороться с хасидами. Но, что бы ни говорил отец, ничего не помогало мальчику. А когда раввин заводил речь о зле, которое причиняют хасиды, мальчик начинал дрожать и его бросало в жар.
Среди детей, с которыми ребенку иногда приходилось встречаться, были два мальчика, которые тайно посещали хасидов. Когда они увидели, что сын раввина стал очень бледным и потерял интерес к учебе, они спросили его:
– Что с тобой?
Он им ответил:
– Меня мучает какое-то страстное желание, но какое, я и сам не знаю.
Тогда они и говорят ему:
– Только один человек может помочь тебе, это великий цадик, который живет на расстоянии одного дня пути от нас. Ты должен съездить к нему. Он обладает силой, способной освободить твою душу.
– А он правдивый и честный человек? – спросил сын раввина.
– Мы не знаем, правдивый ли он человек, – ответили дети, – но он не общается с грешниками. И нам точно известно, что он никогда никого не оставляет, не облегчив ему душу.
– Он грамотный? – спросил мальчик.
– Мы не знаем, грамотный ли он, – ответили ученики, – но нам точно известно, что он живет в лесной избушке, работает лесорубом и знает песни, которые поют птицы в небе.
После этого мальчик пришел к отцу и говорит:
– Отец, позволь мне поехать повидать цадика. Он живет на расстоянии одного дня пути от нас.
Слова сына больно ранили раввина, потому что он знал, что цадик был не простым человеком, а предводителем хасидов.
– Чем он может помочь тебе, сын мой, ведь ты намного грамотнее его?
Мальчик снова взялся за учебу, но его душу продолжали волновать какие-то смутные желания, и он, подняв глаза, всматривался в даль. А затем опять подошел к отцу и попросил его:
– Отец, разреши мне поехать.
Раввин видел, что его сын тает с каждым днем. И когда мальчик обратился к нему в третий раз, он сказал:
– Понимаешь, ты не можешь ехать к нему один. Возможно, это искуситель подталкивает тебя на этот путь. Я поеду с тобой к этому неграмотному человеку, чтобы ты только увидел его и забыл о нем.
Когда они впрягли лошадей в повозку, раввин сказал сыну:
– Посмотрим, даст ли нам небо разрешение на эту поездку. Если не будет никакого сигнала, чтобы отложить ее, то это будет означать, что поездка правильная. Но если что-нибудь остановит нас в пути, то это будет сигналом к тому, что мы должны вернуться домой. И мы, конечно, вернемся.
На этом они и отправились. Все шло хорошо, пока им на пути не встретился мелководный ручей. Когда они переправлялись через него, одна из лошадей поскользнулась, упала в воду и опрокинула телегу. Отец и сын оказались в воде.
Они сами выбрались на берег, вытащили телегу, и раввин сказал сыну:
– Видишь, сын мой, небеса подали нам знак, чтобы мы повернули обратно. Путешествие это нечистое.
Так они возвратились домой, и мальчик снова засел за книги. Но на сердце у него была тяжесть. Что-то опять манило его в даль. Он боялся сказать об этом отцу, потому что помнил плохое предзнаменование во время первой поездки.
Дни шли своим чередом. И с каждым новым днем ребенок становился все слабее и слабее, пока не стал похожим на покойника, которому уже безразлично, что скажут о нем на земле.
– Отец, – вскричал он. – Я должен поехать и поговорить с цадиком!
Раввин уступил ему и на этот раз. Они отправились в путь. Но после того как они проехали две трети дня, телега наскочила на большой камень, и у нее сломались обе оси.
– Этот цадик, несомненно, мошенник, – заявил раввин. – Мы получили второе предупреждение небес и дальше нам ехать нельзя.
Они отремонтировали телегу и вернулись домой.
Душа мальчика стала еще более беспокойной, пока он вновь не обратился к отцу с просьбой поехать к цадику в третий раз.
– Отец, – умолял он, – давай один раз не послушаемся предостережения небес. Ведь упавшая лошадь и сломанная телега еще не говорят о том, что в этом повинен цадик.
На это раввин ответил ему:
– Ну а если нам будет послано предупреждение, что во всем виноват только он один? Мы должны подчиниться такому знаку.
– Я подчинюсь, мы вернемся домой, и я больше никогда не поеду к нему.
Так они отправились в путь в третий раз. Все шло хорошо. На ночь они остановились в гостинице, расположенной неподалеку от деревни, в которой жил цадик. Во время ужина мальчик мечтал о предстоящем счастье. Раввин же разговорился с купцом, который сидел за соседним столиком.
– Куда едет раввин? – поинтересовался купец.
– По делам, – уклончиво ответил раввин, стыдясь, что едет за советом к неграмотному человеку.
– А вы? – в свою очередь поинтересовался он.
– Я купец и только что приехал из деревни, – и он назвал деревню, в которой жил цадик.
Тогда раввин, сделав вид, что вспомнил название деревни, сказал:
– Я слышал, что к чудотворцу, который там живет, за советами ходит много людей?
В ответ купец громко рассмеялся.
– Не вспоминайте о нем! – вскричал он. – Я еду прямо из дома этого человека!
Услышав такие слова, мальчик поднял голову и широко раскрытыми глазами уставился на купца.
– Это правда, что он святой? – спросил раввин.
– Святой! – незнакомец громко рассмеялся. – Он мошенник. Посланник дьявола! Я лично видел, как он осквернял святую Субботу.
Тогда раввин повернулся к сыну и сказал:
– Ты слышал, что говорит этот незнакомец по своей простоте. Ведь он не знает, куда мы едем!
– Я все слышал, – ответил мальчик таким тихим голосом, как будто был при смерти.
И они вернулись домой.
Вскоре после этого мальчик умер.
Однажды ночью, когда убитый горем раввин спал, во сне к нему явился сын. Он был сильно раздражен. Раввин спросил его:
– Сын мой, почему ты так рассержен?
А мальчик прокричал ему в ответ:
– Ты должен съездить к цадику, которого я так хотел увидеть!
Раввин встал и, размышляя о сне, сказал себе:
– Может быть, это шанс, который мне посылается свыше.
Но так никуда и не поехал.
Вскоре сын снова явился к нему во сне. Мальчик был одет в одежды Ангела Гнева.
Он прокричал отцу:
– Иди к цадику! Иди!
На этот раз раввин подумал: «Сон – это происки искусителя».
Но когда сын явился к нему в третий раз, раввин решил, что надо все-таки ехать.
Когда он добрался до гостиницы, в которой останавливался с сыном в последний раз, он решил заночевать в ней.
Одиноко он сидел в своей комнате и даже не притронулся к еде, которая стояла перед ним. На душе у него было тяжело.
Вдруг откуда-то неожиданно раздался насмешливый голос:
– Ага, раввин приехал сюда снова!
Раввин поднял голову и увидел перед собой купца, которого встречал здесь в прошлый свой приезд.
– Раввин снова здесь, – повторил купец, – но на этот раз один!
– А вы тот купец, которого я встречал здесь раньше? – спросил раввин.
– Конечно, это я! – воскликнул незнакомец и, широко открыв рот, громко рассмеялся. – Если вы только пожелаете, я смогу проглотить вас живьем!
От страха раввин затрясся.
– Кто вы? – спросил он дрожа.
– Помните, как вместе с сыном вы ехали к цадику и по дороге ваша лошадь поскользнулась и упала в ручей? Однако ваш сын вновь упросил вас поехать к этому святому человеку, но на этот раз у телеги сломались обе оси? А в третий раз вы встретили меня здесь, и я сказал, что этот святой – обманщик, который бесчестит святую Субботу? Тогда вы возвратились назад, а ваш сын умер от одиночества и печали! И вот сейчас, когда я избавил вас от сына, вы можете продолжать свой путь. А я могу вам сказать, что в душе вашего сына пылало небольшое пламя. Большое же пламя было в душе у цадика, и если бы они встретились, то на землю бы явился Мессия! Поэтому я и создавал вам препятствия и делал это до тех пор пока ваш сын не умер. Сейчас вы можете идти и увидеть цадика!
С этими словами незнакомец исчез.
А раввин продолжил свой путь и добрался до избушки праведника, где горько заплакал:
– Потеряв кого-то, мы больше никогда не сможем его вернуть.