ГРЕХ СТРОИТЕЛЕЙ ВАВИЛОНСКОЙ БАШНИ
Ицхак Стрешинский


Падение Вавилонской башни. Корнелис Антонис Теуниссен. 1547 год. Частное собрание
В Торе рассказывается о попытке людей построить город с башней до небес и о том, как Всевышний смешал их речь и рассеял их по земле. В этой статье мы попробуем разобраться, в чем именно заключался грех строителей Вавилонской башни.
Писание сообщает о строительстве: «На всей земле был один язык, одно наречие. Когда [люди] двигались с востока, они нашли в земле Шинар долину и поселились там. “Давайте сделаем кирпичи и обожжем их в огне”, — сказали они друг другу. Кирпичи у них были вместо камня, а асфальт — вместо глины. “Давайте выстроим себе город с башней до небес, — сказали они. — Так мы прославим себя, чтобы не рассеяться нам по всей земле”. Г-сподь сошел посмотреть на город с башней, который построили люди. И сказал Г-сподь: “Один народ, и один язык у всех, а это только начало их деяний! Теперь не будет им преград ни в чем, что бы они ни задумали совершить! Давайте же сойдем и смешаем их речь, чтобы они перестали понимать речь друг друга”. Г-сподь рассеял их оттуда по всей земле, и они перестали строить город. Поэтому назвали его Вавилон, ибо там Г-сподь смешал речь всех [жителей] земли — и оттуда рассеял их Г-сподь по всей земле» (Берешит, 11:1-9).
Мудрецы Талмуда обвиняли строителей города и башни в гордыне и идолопоклонстве. В мидраше «Берешит раба» (38:6) они приводят такие слова от имени строителей: «Давайте построим нам башню, сделаем на ее вершине идола, дадим ему в руки меч, и это будет выглядеть [символом], как будто он воюет со Всевышним». Таким образом, основным грехом послепотопного поколения была попытка противопоставить себя Творцу мира. Еврейская традиция сохранила много преданий, иллюстрирующих целеустремленность и одержимость этой идеей, которую и сделало невозможной смешение языков.
Однако значительно менее известно, что некоторые средневековые комментаторы Писания видели в действиях этих людей в первую очередь нарушение повеления Всевышнего «Плодитесь, размножайтесь и заполняйте землю!» (см. Берешит, 1:28; 9:1). Впрочем, из комментария рабби Авраама Ибн-Эзры (1089–1164) можно понять, что он считал, что речь идет не столько о грехе и наказании, хотя он и не спорил с мнением мудрецов, сколько об ошибке строителей. По его мнению, люди решили, что им будет полезней и целесообразней жить в одном месте, не считаясь с тем, что это не соответствует планам Творца. И когда Он рассеял их по всей земле, это было в первую очередь для их же блага. Рабби Давид Кимхи (Радак; ок. 1160 – ок. 1235) принимал идею Ибн-Эзры о том, что действия людей противоречили указанию Всевышнего о заселении всей земли, но подчеркивал, что речь идет не об ошибке, а о преднамеренном нарушении указания Свыше: «…Ведь Он хотел заселения земли от востока до запада, а они думали заселить только одно место на земле и упразднить желание Б-га».
Но вернемся к мнению мудрецов Талмуда, считавших, что главный грех строителей Вавилонской башни заключался не в том, что они хотели жить все вместе и не рассеиваться по миру, а в гордыне и идолопоклонстве. Следует обратить внимание на исторический и географический фон рассказа о Вавилонской башне. Как мы помним, в тексте Торы сообщается о конкретной местности — долине в земле Шинар и о том, что город был назван Вавилоном. Исследователь Танаха рав Эльханан Самет отмечает, что мудрецы Талмуда жили в то время, когда в самом Вавилоне еще можно было увидеть развалины башен храмовых комплексов и самого города. Подтверждение этому можно найти, например, в таких высказываниях мудрецов: «Сказал рабби Хия бар Аба: “Та башня, которую построили: треть ее сгорела, треть — погрузилась под землю, а треть — существует. И если ты скажешь, что [эта оставшаяся треть] небольшая, сказал рав Гуна от имени рава Иди: „Каждый, кто поднимается на ее вершину, видит перед собой пальмы, как будто они саранча“”» (Берешит раба, 38:8). Наглядность руин грандиозных строений язычников лишь добавляла остроты в отношении мудрецов к библейскому рассказу. Мидраши свидетельствуют о том, что развалины воспринимались как наглядная его иллюстрация.
Таким образом, слова мудрецов о том, что грехом строителей Вавилонской башни была попытка противопоставить себя Творцу мира, основаны, среди прочего, на понимании исторического и географического фона событий, описанных в Торе. Идеи мудрецов получили развитие в следующих поколениях благодаря результатам археологических раскопок. Ниже мы приведем мнения некоторых близких нам по времени исследователей, которые также считали, что грехом строителей Вавилонской башни были гордыня и идолопоклонство, и Тора высмеивает этих строителей-идолопоклонников, противопоставляя им праотцев еврейского народа.
Обнаруженные месопотамские рассказы о сотворении мира и потопе дают нам возможность узнать, что рассказывали об этих событиях древние народы. Некоторые еврейские комментаторы — в первую очередь профессор р. Моше-Давид Кассуто (1883–1951) — обратили внимание на глубокие различия между преданиями тех народов и словами Торы. Те, кто читает о Сотворении мира и начале человечества в Торе, не только получают достоверную информацию об этих событиях, отличную от мифологии окружающих народов, но и учатся вере в Единого Б-га и моральным принципам. Кассуто приводил примеры того, как в истории о Вавилонской башне высмеиваются идолопоклонники. Сказано: «Г-сподь сошел посмотреть на город с башней, который построили люди» (Берешит, 11:5). Строители башни думали, что башня достигнет небес, но, с точки зрения Всевышнего, это строение было очень низким во всех смыслах, и поэтому используются слова «сошел посмотреть». А слова «который построили люди» подчеркивают, что отнюдь не «боги», как в вавилонской мифологии, а обычные люди строили и город, и башню.
Происхождение самого названия «Вавилон» (на иврите Бавель) в истории о Вавилонской башне объясняется так: «Поэтому назвали его Вавилон, ибо там Г-сподь смешал [балал] речь всех [жителей] земли». Здесь вновь можно увидеть скрытую насмешку над месопотамскими идолопоклонниками, которые считали, что название города происходит от аккадского Bâb-ili («Врата бога»).
Профессор Йеуда Элицур (1911–1997) проводил параллель меду идеями, которые можно выучить из истории о Вавилонской башне, и идеями, выраженными в историях о праотцах еврейского народа. Строители города и башни хотели прославить себя, но в следующей главе книги Берешит Всевышний сообщает о том, кто на самом деле прославится, обращаясь к праотцу Аврааму: «Я сделаю тебя великим народом, благословлю тебя, возвеличу твое имя, и ты станешь благословением» (Берешит, 12:2). Строители города и башни волевым решением выбрали местом своего жительства долину в земле Шинар, тогда как только Всевышний решает, какая страна является избранной, и говорит Аврааму, находящемуся в Месопотамии: «Уходи из своей земли, от твоей родни, из дома твоего отца — в страну, которую Я укажу тебе» (там же, 12:1).
О праотце Яакове рассказывается, что по пути из Беэр-Шевы в Харан он остановился в некоем месте и заночевал там: «И увидел он во сне: лестница стоит на земле, а ее вершина достигает небес, и ангелы Б-га поднимаются и спускаются по ней. И вот, Г-сподь стоит над ним и говорит: “Я Г-сподь, Б-г Авраама, твоего праотца, и Б-г Ицхака. Землю, на которой ты лежишь, Я отдам тебе и твоим потомкам. Твои потомки будут [многочисленны], как прах земной, и ты раздвинешь [свои пределы] на запад и на восток, на север и на юг. Ты и твое потомство станете благословением всем племенам земли. Я — с тобою. Я буду хранить тебя везде, куда бы ты ни пошел, и возвращу тебя на эту землю. Ибо Я не оставлю тебя, пока не исполню [все], что обещал тебе”. Яаков пробудился от сна и сказал: “Воистину, Г-сподь пребывает на этом месте, а я и не знал!” Ужаснулся он и добавил: “Как страшно это место! Это и есть Дом Б-га, это — врата небес!”» (там же, 28:12-17).
Строители Вавилонской башни хотели построить город с башней до небес, но в результате остались на земле и были рассеяны по ней. Праотец Яаков был тем, кому было дано увидеть лестницу, чья вершина достигает небес, В отличие от Вавилонской башни, уходящей в пустоту, по этой лестнице поднимались и спускались ангелы Б-га, и над ним стоял Всевышний. Настоящие врата небес — это не Вавилон, а место в Стране Израиля, где Всевышний открылся Яакову, а увиденная им лестница символизирует постоянную связь между Всевышним и страной, избранной Им.