Мед наделяют почти волшебными свойствами. И не случайно. В саркофагах египетских фараонов археологи обнаружили емкости с медом, и даже по прошествии нескольких тысяч (!) лет мед этот, как выяснили ученые, оказался вполне съедобным.
Б‑жьим даром считали мед многие народы. Его можно найти везде, где обитают пчелы. А пчелы создают свои ульи на всех континентах, кроме Антарктиды.
Наиболее близкое еврейской традиции отношение к меду сформулировал русский писатель Владимир Солоухин: «Мед – категория нравственная, но в ряду других вечных ценностей вместе с золотом, серебром, алмазами, янтарем, розовым маслом мед тоже есть эталон вечной и незыблемой ценности…»
דמת (ивр.) – «быть неизменным», «постоянным», и это же слово означает «мед». У другого слова – יריקי – кроме значения «мед» есть еще несколько очень приятных: «родной», «любимый», «милый», «голубчик», «сладкий». И наконец, שבד־ימ – «мед». Несколько «медовых» слов в языке, безусловно, свидетельствуют об особом значении меда для народа.
Для евреев мед – не просто символ благополучия. Раньше, когда малыш учил алфавит, буквы на листе обмазывали медом, чтобы, слизывая его, ребенок мог ощутить сладость учения. Нередко традиционное медовое печенье леках пекут в виде букв – с той же целью, чтобы ребенку был сладок и приятен вкус знаний. Тем самым родители желают ему счастливого обучения.
Земля наша еще в Торе была названа «текущей молоком и медом». «И сказал: Я выведу вас от угнетения Египетского в землю хананеев, хеттов, эмореев, призеев, хивеев и евусеев, в землю, где течет молоко и мед» (Шмот, 3:17). Молоко имеется в виду козье. А медом, скорее всего, в данном случае называется сок перезревших фиников. Он стекал на землю с плодов, уже начинавших вялиться прямо на ветвях под действием палящих лучей солнца. По консистенции такой сок напоминает жидкий мед – он густой, вязкий и сладкий, но не такой ароматный, поскольку финики почти не пахнут.
В еврейской притче «Кувшин с медом» говорится о том, что молодая вдова, уезжая к родителям, спрятала оставшиеся после мужа монеты «…в глиняный кувшин, а сверху налила густого темного меда». И отнесла его к соседке, попросила ту сохранить мед. Как-то соседке очень понадобился мед, и она вспомнила про оставленный вдовой. Увидев на дне кувшина монеты, соседка подумала: «Но ведь она просила меня сберечь мед, а не монеты, стало быть, монетами я вправе распоряжаться, как хочу». И она перепрятала их в другое место. Какое-то время спустя вдова вернулась, и пришлось им обеим идти к царю Шломо за правдой. И царь сказал им: «Где кувшин с медом? Разбейте его!» Разбили кувшин, и все собравшиеся увидели, что к одному из осколков приклеилась небольшая серебряная монетка. «Мне кажется, это достаточное доказательство твоей правоты, – сказал Шломо вдове. – Так оно всегда бывает в случае с медом, что-нибудь да приклеится».
В романе Давида Гроссмана «Львиный мед», который строится на библейской истории о герое Самсоне (Шимшоне), мед, добытый из тела умершего льва, приобретает особое, философское и символическое значение.
«Мед» Тонино Гуэрры – это поэма-притча о двух братьях, встретившихся в родном селении после долгих лет разлуки, полных для каждого из них событиями и впечатлениями.
У Марка Шагала, знаменитого художника и менее известного поэта, есть стихо­творение «Мой народ», а в нем такие строки:

Молчат пророки, глотки надорвав
с тобой. Молчат, багровые от гнева.
И Песни Песней сладкого напева,
текучего, как мед, не услыхать…

В удивительно чувственной Шир а-ширим и мед, и яблоко в качестве любовных эпитетов упоминаются не раз: «Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, сестра моя, невеста моя!», «…И запах от ноздрей твоих, как от яблок».
Однако яблоко, по сравнению с медом, вызывало всегда противоречивые чувства. С одной стороны, оно – «золотое», дарящее вечную молодость – безуспешно охранялось древне­греческими Гесперидами или – молодильное – омолаживало в русских и германских сказках. Вместе с тем символом фальши – внешне красивым, а внутри несъедобным – называет «содомские яблоки» в «Иудей­ской войне» историк Иосиф Флавий.
Незабываемы «Антоновские яблоки» Ивана Бунина. В трагедии Фридриха Шиллера «Вильгельм Телль» и одноименной опере Россини яблоко буквально находится в самом центре сюжета. У Рэя Брэдбери есть прекрасный рассказ «Золотые яблоки Солнца». А «Яблоки из сада Шлицбутера» Дины Рубиной – это щемящие воспоминания о бабушке, погибшей ужасной смертью в годы войны, эти воспоминания пронизаны ароматом яблок Гольден...
Согласно легенде, однажды Г‑сподь бросил в тарелку, где был мед, яблоко, и так появилось наше традиционное тапуах ве дваш.
Готовим замечательное «Райское яблоко», вкусный и легкий десерт, по рецепту повара кошерного ресторана «Йона» Евгения Бедненко:

Для одной порции: 1 крупное яблоко Гольден; 2 дольки свежего ананаса (лучше выбирать большой плод сорта «Голд», его мякоть слаще и вкуснее); 150 г сахарного песка; 100 мл свежевыжатого апельсинового сока; 1 веточка розмарина; 1 стручок ванили; 1 небольшая полоска медовых сот или 2 ст. л. жидкого меда; 30 г сахарной пудры; 1 веточка красной смородины; 2–3 листика шалфея; 10 г молотой корицы.

Для запекания идеально подходят яблоки именно сорта Гольден, их клетчатка при высоких температурах хорошо выделяет сок и сахар, и печеное яблочко получается сладким, сочным, ароматным. Яблоко разрезаем поперек на 3–4 кружочка, удаляем сердцевину, покрываем противень бумагой для запекания, выкладываем на нее кружки яблока и выпекаем их в предварительно разогретой до 150 °С духовке в течение 15–20 минут. Тем временем, пока яблоко печется, дольки ананаса нарезаем мелкими кубиками. В металлическую кастрюлю насыпаем сахарный песок и ставим ее на медленный огонь – делаем карамель. Внимательно следим за тем, как кристаллизуется сахар, ни в коем случае не даем ему подгореть (это испортит прекрасный вкус десерта), как только образуются кристаллы, кладем в карамель кусочки ананасов и вливаем 50 мл апельсинового сока, помешиваем и ждем, когда сок выпарится. Добавляем оставшиеся 50 мл сока и кладем розмарин и ваниль. Томим еще минут 10, пока масса не приобретет вид сиропа с кубиками ананаса. Достаем готовые кусочки яблока и делаем «слоеное яблоко»: кладем нижний кружок яблока и обильно смазываем его карамелью с ананасом, затем – следующий кружок яблока и сверху – опять карамель. Из карамели надо вынуть веточку розмарина (она нам больше не пригодится) и стручок ванили (он нам понадобится в декоре). Сформировав «слоеное яблоко», рядом выкладываем полоску медовых сот или жидкий мед. Украшаем яблоко сахарной пудрой, изогнутым стручком ванили (из карамели) и веточкой красной смородины, которая играет не только эстетическую роль, но и вкусовую – ее «кислинка» замечательно оттенит вкус медового яблока. В оформление блюда можно также добавить молотой корицы, аккуратно насыпав ее полоской по краю блюда вдоль листа бумаги, и листочков пахнущего свежестью шалфея. Наше «Райское яблоко» станет замечательным десертом к чаю.