ПРАОТЕЦ ЯАКОВ В ПОИСКАХ «ПОСТОЯННОГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА» Автор: рав Азриэль Ариэль Скиталец или постоянный житель?
Слова праотца Яакова проникнуты горечью, когда он отвечает на вопрос фараона: «Сколько лет жизни твоей?» (Берейшит 47:8). Яаков отвечает: «Дней жизни моей сто тридцать лет; немноги и злополучны были дни жизни моей, и не достигли до лет жизни отцов моих во время их жизни». Комментаторы Торы недоумевают: вроде бы, не к месту сказал Яаков эти слова. Зачем было говорить их фараону?
Объяснение по пшату – прямому смыслу, которое дают на это комментаторы, таково: Яаков выглядел старше своего возраста, и предвосхитив вопрос фараона о том, почему он в свои сто тридцать лет выглядит на сто восемьдесят, он объяснил ему причину своей столь ранней дряхлости.
Но пояснения Раши имеют более глубокий смысл. Раши говорит, что слова Яакова «дни жизни моей» ( ямей мегурай) созвучны слову «гер» (пришелец, чужак). Яаков как бы говорит: всю жизнь я был чужаком, живущим не в своей земле. Этот комментарий вызывает недоумение. Ведь сама Тора в недельной главе Ваешев говорит: «И поселился Яаков в стране, где пребывал отец его, в земле Кенаанской». Здесь об Ицхаке сказано «пребывал», то есть временно, а о Яакове «поселился», то есть постоянно. Почему же Яаков утверждает, что в земле Кенаанской он был как пришелец?
Мне представляется, что именно об этом говорит комментарий Раши на начало главы Ваешев: «Хотел Яаков пожить спокойно, но тут приключилась беда с Йосефом». Яаков, после стольких тяжелых лет, после всех бед, которые причинили ему Лаван и Эсав, хотел наконец-то тихой жизни. Он стремился стать постоянным жителем в этом мире, а не чужаком, вечным скитальцем. Нет ничего предосудительного в том, что человек решает где-нибудь обосноваться. Авраам и Ицхак тоже удостоились этого. Всевышний дал им это Своей милостью. Но если спокойствие становится самоцелью, если человек стремится к нему всей душой, тогда Всевышний напоминает ему: в этом мире ты должен чувствовать себя скитальцем и не искать постоянства и безмятежности. «Человек рожден для преодоления трудностей».
Беда, которая приключилась с Йосефом, не давала покоя Яакову двадцать два года. Состарившись и увидев, как мало было в его жизни безмятежных лет, Яаков понял, что в этом мире он не более чем скиталец, который должен быть готов к вечной борьбе. Поэтому он и дает такой ответ на вопрос фараона: «Сколько лет жизни твоей?»

«И пришел в Беер-Шеву»
«И отправился Исраэль со всем, что у него, и пришел в Беер-Шеву, и принес жертвы Богу отца своего, Ицхака» (Берешит 46:1). Яаков получает добрую весть, что Йосеф жив. Он решает перебраться к нему в Египет. По дороге, в Беер-Шеве, он останавливает караван и приносит жертвы Всевышнему. Почему именно в Беер-Шеве, а не в Хевроне, где он прожил все эти годы? И почему Тора говорит именно «Богу отца своего, Ицхака», и не упоминает также Авраама?
Уже не в первый раз Яаков следует через Беер-Шеву, покидая пределы Эрец Исраэль. И в прошлый раз он проходил через Беер-Шеву: «И вышел Яаков из Беер-Шевы, и пошел в Харан». Яаков задает себе вопрос: оправдано ли то, что я покидаю Эрец Исраэль? Делаю ли я это по воле Всевышнего? Поэтому он идет в Беер-Шеву, город своих отцов, Авраама и Ицхака.
Путь Авраама отличается от пути Ицхака. Праотец Авраам спустился в Египет, спасаясь от голода. Ицхак же в подобной ситуации остался в Эрец Исраэль. Яакову предстоит решить, по чьему пути он последует: отца или деда? Их деяния в Беер-Шеве тоже отличались друг от друга. Авраам называет это место Беер-Шева в честь клятвы, данной им Авимелеху. Ицхак также дает ему название Беер-Шева, но в честь того, что он вырыл здесь седьмой по счету колодец в Эрец Исраэль (комментарий Сфорно на главу Толдот). Яаков задает себе вопрос: какая Беер-Шева будет освещать мне путь – та ли, где Авраам отказался от своих прав на эту землю, или та, за которую так держался Ицхак, вопреки всем трудностям?
Яаков выбирает путь своего отца, Ицхака. Он хотел этого всегда, он мечтал поселиться «в стране, где пребывал отец его, в земле Кенаанской». Он приносит жертвы в том месте, где Ицхак построил жертвенник. И так же, как когда-то Ицхаку, Яакову является Всевышний в Беер-Шеве. Об Ицхаке сказано: «И явился ему Господь в ту ночь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою: и благословлю тебя, и умножу потомство твое ради Авраама, раба Моего» (Берешит 26:24). С похожими словами Всевышний обращается к Яакову: «И говорил Бог Исраэлю в видениях ночных… и сказал: Я Бог, Бог отца твоего; не бойся сойти в Египет, ибо народом великим Я сделаю тебя там». Как сходны слова пророчества, но какие разные приказы получают Ицхак и Яаков! Оба приказа получены ночью, в трудной и тревожной ситуации. Но Ицхаку сказано не бояться остаться в Эрец Исраэль, невзирая на все трудности, а Яакову – не бояться выйти за пределы Эрец Исраэль. Но Всевышний тут же утешает Яакова: «Я сойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно».