- Понимание святого языка


Автор материала: Рав Нахум Шатхин




«От двадцати лет и выше, всех, поступающих в войско в Израиле, исчислите (תִּפְקְדוּ) их по их ополчениям, ты и Аарон» (Бемидбар 1:3).
מפקד, מספר – число, пересчет
Говорится в мидраше «Бемидбар Раба» (2:11): «И подал Йоав царю число пересчета (מִסְפַּר מִפְקַד) людей, и было Израильтян восемьсот тысяч мужей храбрых, (способных) обнажить меч, а мужей Иудеи пятьсот тысяч человек» (Шмуэль 2, 24:9). Если есть число пересчитанных (מִסְפַּר), зачем тогда нужен пересчет (מִפְקַד)? И наоборот, если есть пересчет, то это уже говорит о наличии подсчета. Тогда зачем приводится лишнее, на первый взгляд, слово «счет»? Отвечает мидраш, что слово מִפְקַד (мифкад) указывает общее число пересчитанных, а слово מִסְפַּר (миспар) говорит о перечислении, когда приводятся списки с именами всех пересчитанных.
Тора разрешает пересчитывать евреев лишь в особых случаях. И если это делается, то не поименно, а посредством чего-то. Так в Торе приказывалось сдать пол-шекеля, чтобы по общей сумме знать, какое количество евреев есть в народе. В книге Шмуэля есть два случая, когда царь Шауль пересчитал народ перед военным походом. Каждый раз считали посредством предметов. Первый раз каждый мобилизованный приносил в счетную комиссию черепок от разбитой посуды (безек), как сказано: «И пересчитал он их (через сданные) черепки (וַיִּפְקְדֵם בְּבָזֶק), и оказалось сынов Израилевых триста тысяч, а мужей Иудеи тридцать тысяч» (Шмуэль 1, 11:8). Наверное, разбитая посуда была в каждом доме, поэтому и сдавали черепки для подсчета. Во второй раз говориться: «И созвал Шауль народ, и сосчитал (через сданных) ягнят (וַיִּפְקְדֵם בַּטְּלָאִים) двести тысяч пеших и десять тысяч мужей из (колена) Иуды» (Шмуэль 1, 15:4). Поход против Амалека состоялся в преддверие праздника Песах. Каждый уходивший на войну брал с собой ягненка для пасхальной жертвы, поэтому было удобно пересчитать именно через ягнят. Царю нужно было знать общее количество войск, соответственно и была необходимость произвести общий подсчет. Поэтому и было употреблено именно слово מפקד (мифкад).
Известно, что царь Давид ошибся, приказав Йоаву сосчитать народ Израиля. В этом не был никакой необходимости, а Давид сделал это для того, чтобы узнать, над каким многочисленным народом он царствует. Йоав знал, что царь ошибается, и всячески пытался уговорить его не осуществлять задуманное. А когда не смог остановить Давида, то продолжал стараться исправить ситуацию. Йоав умышленно затягивал выдачу результатов. Сказано, что пересчет длился девять месяцев, невероятно долго для такой небольшой страны. А когда пришлось представить результаты, то Йоав выдал общее число – мифкад, но не поименные списки – миспар – всех евреев. Правда, это не помогло, и царь Давид все равно был наказан.
פקד, זכר – вспомнил
Корень פקד также используется для обозначения упоминания. И в этом значении глагол פקד )пакад( схож с другим глаголом זכר (захар) – вспомнил. Между ними существуют несколько отличий. זכירה (зхира) – это лишь упоминание о чем-либо, без действий. А также – упоминание, для того, чтобы не забыть. Поэтому, когда есть необходимость напомнить о грехе или о заповеди, у мудрецов часто встречается фраза зхор аль тишках – помни, не забудь.
Глагол же פקד (пакад) – это упоминание с последующими действиями вспоминающего по отношению к тому, о ком вспоминают. Так сказано о Саре и Хане, что Всевышний פקד – вспомнил о них, что они бездетны. Вследствие этого воспоминания, Всевышний послал им детей.
«Г-споди, Ты знаешь (все)! Вспомни (זָכְרֵנִי — зхарани) обо мне и позаботься (וּפָקְדֵנִי) обо мне, и отомсти за меня преследователям моим» (Ирмияу, 15:15). Из этого стиха следует, что вслед за тем, как Всевышний вспомнит о хорошем, можно надеяться и на избавление. Однако глагол פקד может указывать не только на обнадеживающие действия и избавления, но и на наказания со стороны вспоминающего. Это хорошо видно на примере следующего стиха: «Припомнит (יִזְכּוֹר) Он вину их и взыщет (יִפְקוֹד) (с них) за грехи их» (Ошея, 9:9).
По числу имен
«Вознесите главу всей общины сынов Израиля по их семействам, по дому их отцов, по числу имен (בְּמִסְפַּר שֵׁמוֹת), весь мужской пол поголовно» (Бемидбар 1:2).
Комментаторы замечают, что связка двух слов «по числу имен» (בְּמִסְפַּר שֵׁמוֹת) только в первой главе книги Бемидбар встречается четырнадцать раз.
Каждый еврей является неотъемлемой частью одной огромной системы, называемой Народ Израиля. Слово ישראל – Израиль – трактуется как аббревиатура. Первая буква йуд – слово йеш (есть), шин – шишим (шестьдесят), рейш – рибо (десятков тысяч), алеф – отийот (букв), ламед – ле-Тора (в Торе): есть шестьсот тысяч букв в Торе. Также говорится, что у Торы есть «семьдесят сторон понимания». Поясняют это на примере цветов. То есть, в Торе есть семьдесят сторон (базовых цветов), у них есть шестьдесят рибо – десятков тысяч букв (оттенков этих цветов). Число шестьдесят рибо соответствует количеству еврейских душ в народе Израиля. Подобно тому, как в Торе отсутствие одной буквы становится причиной ее непригодности, так и в народе Израиля отсутствие одной души становится причиной того, что Шхина Всевышнего не снисходит в наш народ. Настолько важна каждая душа, чтобы народ Израиля считался полноценным! И если бы во время дарования Торы у подножия горы Синай недоставало бы только одного, даже самого простого еврея, они бы не могли получить Тору! Каждый еврей – это миспар, неотъемлемая единица от общего числа.
Это находит выражение и в законе. Враги оцепили город и требуют выдать на казнь только одного еврея, а в случае отказа будет вырезан весь город. Если требование не относиться к конкретному человеку, а требуют просто выдать на казнь одного любого еврея, то по закону запрещается это делать. Даже если можно было бы выдать одного простолюдина и сохранить жизни многим важным для народа Израиля евреям, это запрещено – потому что никто не может знать, насколько важен даже самый простой еврей для своего народа.
Кроме своего числа в общей сумме душ народа Израиля, у каждого еврея есть и свое собственное имя, своя неповторимость и своя роль. Иногда простому человеку посылается с Небес особая миссия, которую может исполнить именно он, и никто другой, даже величайший мудрец Торы!
Поэтому так важно Торе многократно подчеркнуть, что каждый еврей – это единица, без которой весь народ будет неполноценным. И в то же время у каждого еврея есть своя неповторимость, своя отдельная миссия, которую никто не сможет реализовать вместо него.