ГРЕХ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА
Ицхак Стрешинский
Согласно Мишне (Таанит, 4:6), 17 тамуза произошло несколько трагических событий в истории еврейского народа. По словам мудрецов, именно в этот день были разбиты первые скрижали после греха создания золотого тельца.
Этот грех подробно описывается в Торе, в 32-й главе книги Шмот. На сороковой день после того, как Моше поднялся на гору Синай, сыны Израиля увидели, что он задерживается, собрались вокруг его брата Аарона и сказали ему: «Сделай нам божества, которые пойдут перед нами. А этот человек, Моше, который вывел нас из земли Египетской, — мы не знаем, что с ним!»
Судя по дальнейшим действиям Аарона, можно прийти к выводу, что он не мог противостоять народу, и дал ответ, который его ни к чему не обязывал и который позволял ему выиграть время. Аарон сказал: «Снимите золотые серьги, которые в ушах ваших жен, сыновей и дочерей, и принесите мне». После этого люди вынули золотые серьги из своих ушей и принесли Аарону. Он взял их, обработал резцом и сделал литого тельца.
Сыны Израиля провозгласили: «Это божества твои, Израиль, которые вывели тебя из страны Египетской!» Когда Аарон увидел, как народ воспринял тельца, он постарался перенаправить его взгляд, построил жертвенник перед тельцом и воззвал: «Завтра — праздник Г-споду!» Несмотря на слова Аарона, что праздник Всевышнему, а не тельцу, люди встали назавтра пораньше, принесли жертвы в честь тельца, а после ели, пили и забавлялись, и их поведение напоминало то, как ведут себя в праздники идолопоклонники развратных культов.
Всевышний велел Моше спуститься с горы, так как народ развратился, и сказал ему: «Я вижу, что это строптивый народ! А теперь оставь Меня — и Мой гнев возгорится на них, и Я их истреблю, а тебя сделаю великим народом». Услышав слова Всевышнего «оставь Меня», Моше почувствовал, что даже в момент гнева Всевышний любит Свой народ и как бы намекает ему, что есть еще возможность «не оставлять» Его, и он сразу же начал просить Бога о милости. Моше не пытался оправдать народ. Он взывал к Б-жественному милосердию, к любви Всевышнего к Своему народу, напомнил о заслугах праотцев и о том, что, если народ Израиля будет уничтожен, это станет осквернением Имени Всевышнего в глазах египтян.
Просьба Моше о спасении народа от истребления была принята. Всевышний не стал делать народу то, о чем Он говорил. Теперь, когда Моше было обещано, что народ не будет истреблен, он должен был действовать как руководитель народа и вернуть его на истинный путь. Моше стал спускаться с горы, и в руке у него были две скрижали, которые он получил на горе Синай. Когда Моше увидел тельца и пляски вокруг него, он бросил скрижали, которые нес в руках, и разбил их у подножия горы. Он сразу же взял тельца, сжег его в огне, стер в прах и рассыпал прах по воде.
Затем Моше встал в воротах стана и воззвал: «Кто за Г-спода — ко мне!» Вокруг него собрались все левиты, и он обратился к ним: «Так говорит Г-сподь, Б-г Израиля: “Пусть каждый повесит меч на бедро — и пройдите по стану, туда и обратно, от ворот к воротам. Убивайте своих братьев, друзей и соседей!”» Левиты сделали так, как повелел Моше, и пали из народа в тот день около трех тысяч человек.


Марк Шагал. Цветные литографии из серии «История Исхода». 1966 год. Галерея Спейтвуд. Аптон, Массачусетс, США

На следующий день Моше вернулся к Б-гу и сказал: «Этот народ совершил великий грех: они сделали себе божество из золота. Простишь ли Ты их грех? А если нет, то сотри меня из Твоей книги, которую Ты написал!» Всевышний ответил Моше: «Я сотру из Моей книги того, кто согрешил предо Мною. А теперь иди, веди народ туда, куда Я тебе говорил. Мой ангел пойдет перед тобою. Но в день взыскания Я накажу их за грех».
Моше удалось добиться не только того, что народ не будет уничтожен, но и того, что осталось в силе повеление привести народ в Эрец-Исраэль (Страну Израиля). Затем, в продолжении раздела «Ки тиса», рассказывается о дальнейших обращениях Моше к Всевышнему, в результате которых ему удалось добиться полного прощения сынов Израиля, возобновления Б-жественного союза с ними и получения вторых скрижалей. После этого был построен мишкан (переносной Храм), указания о строительстве которого приведены в Торе до описания греха золотого тельца.
Есть мнения, согласно которым описанная выше история с созданием золотого тельца представляет собой грех идолопоклонства. Например, в Теилим, 106:20 сказано: «Променяли Славу свою на образ быка, питающегося травой». Подобные мнения упомянуты в Талмуде и мидрашах. Также и рабби Шломо Ицхаки (Раши; 1040–1105), основываясь на сказанном в трактате Вавилонского Талмуда Сангедрин (63а), писал в своем комментарии к словам сынов Израиля, «которые пойдут перед нами» (Шмот, 32:1): «Они хотели иметь много богов».
Однако многие еврейские мудрецы и комментаторы не считали поступок сынов Израиля обычным идолопоклонством. Ниже мы приведем ряд таких мнений и попытаемся понять, почему сыны Израиля захотели создать золотого тельца и в чем состоял их грех.
Величайший еврейский мыслитель и поэт, рабби Йеуда Галеви (ок. 1075–1141), так писал о создании золотого тельца в своем фундаментальном труде по еврейскому мировоззрению «Книга ответа и доказательства по поводу унижаемой веры», называемом также «Сефер а-кузари» («Книга хазара»):

Когда народ услышал провозглашение десяти изречений, Моше (мир ему!) поднялся на гору и ждал получения скрижалей, чтобы спустить их с начертанными на них [словами десяти изречений] к народу и сделать для них Ковчег, чтобы появилась видимая вещь, к которой можно обратиться, а в ней — Б-жий союз и Б-жье творение, то есть две скрижали. Кроме того, Ковчег должно было осенять облако и Б-жий свет, и посредством его откроются знамения. Люди остались ждать спуска Моше (мир ему!) с горы. Они оставались в том виде, в котором были, не сменили свои украшения и одежды, которые были на них во время празднования в день Откровения на горе Синай, и ожидали Моше (мир ему!), считая каждую минуту. Он задержался на сорок дней, не запасся провизией и не простился с ними, как будто собирался вернуться в тот же день. И тогда дурные мысли овладели частью этого огромного количества людей, и эта масса народа начала делиться на группы. Появились многочисленные предположения и домыслы — так что некоторые стали испытывать потребность сделать объект для служения, к которому они могли бы обратиться, как другие народы, не отрицая Б-жественности Того, Кто вывел их из земли Египетской. Но этот объект нужен был им для того, чтобы они могли указать на него, рассказывая о чудесах Б-га. Так со временем поступали верующие, которые, увидев Ковчег, который сделал Моше, говорили: «Б-г там». И так же мы поступаем, указывая на небо или на любой другой объект, относительно которого нам ясно, что он движется исключительно по воле Б-га, а не из-за случая, не из-за желания человека и не по своей природе. Таким образом, их грех состоял в изготовлении изображения, что было им запрещено, и в приписывании Б-жественных качеств вещи, которая была сделана их руками и по их выбору без повеления Б-га. Их извиняет то, что перед этим среди них начался разброд. Количество тех, кто поклонялся тельцу, достигло около трех тысяч из общего числа в шестьсот тысяч человек. <…>
У людей не было намерения прекратить подчиняться Б-гу. Наоборот, они старались подчиняться Ему в соответствии со своими представлениями. И поэтому они обратились к Аарону. Аарон намеревался раскрыть истинную суть их намерения и согласился сделать его [золотого тельца]. И он заслужил упрек за то, что сделал их потенциальное неповиновение действительным.
Эта история кажется нам ужасающей и странной, потому что в наше время среди большинства народов уже нет поклонения изображениям. Но это легко могло случиться в те дни, когда большинство народов поклонялось идолам (Глава 1, параграф 97).

Великий комментатор Торы, рабби Моше бен Нахман (Рамбан; 1194–1270), считал, что целью сынов Израиля было в первую очередь попросить у Аарона кого-то, кто указывал бы им путь, как до этого указывал Моше от имени Всевышнего. Он писал в своем комментарии к словам «Сделай нам божества, которые пойдут перед нами. А этот человек, Моше, который вывел нас из земли Египетской, — мы не знаем, что с ним!» (Шмот, 32:1), что «этот стих — ключ к пониманию истории с золотым тельцом и намерений его создателей». Ведь известно, что сыны Израиля не считали, что Моше божество и что он совершал для них чудеса и знамения своими силами. Поэтому они просили прежде всего не «божество», а замену Моше, кого-то, кто указывал бы им путь по слову Б-га.
Далее Рамбан приводит дополнительные доводы в пользу того, что сыны Израиля хотели видеть в тельце замену Моше, и ни в коем случае не «бога». Как только люди увидели, что Моше вернулся, они сразу же оставили тельца, позволили его сжечь и смешать с водой его прах, и никто этому не воспротивился. А если бы они считали тельца божеством, то, конечно же, не позволили бы его сжечь.
Рабби Ицхак Абарбанель (1437–1508) не был согласен с Рамбаном в том, что сыны Израиля просили в первую очередь того, кто бы вел их в пустыне. Он приводил довод о том, что если бы они хотели только кого-то, кто указывал бы им путь вместо Моше, то логичнее, чтобы таким проводником был бы обычный человек, и они могли бы, например, сказать Аарону: «Твой брат Моше умер, стань вместо него». По мнению Абарбанеля, после того как сыны Израиля увидели, что Моше не возвращается, они больше не хотели, чтобы их вел обычный человек, которого они также могли бы потерять. Они хотели некий образ, в котором есть, по их мнению, что-то божественное, наподобие того, к чему они привыкли в Египте. Целью же Аарона при создании тельца было как можно больше затянуть этот процесс, чтобы дождаться возвращения Моше, а также показать народу, что тот образ, который они просят создать, не обладает Б-жественной силой.
Но, как можно увидеть в тексте Торы, народ допустил ошибку, посчитав, что у сделанного тельца действительно есть Б-жественные свойства. Когда люди провозглашали: «Это божества твои, Израиль, которые вывели тебя из страны Египетской!», они, судя по всему, не были настолько глупы, чтобы считать, что только что сделанный телец вывел их из Египта. Скорее всего, они видели в тельце некий символ Всевышнего и полагали, что этот символ подобает почитать как нечто Б-жественное. Они как бы объединили тельца с Всевышним и поэтому и говорили во множественном числе «которые вывели».
Возможно, что одной из причин трагической ошибки вышедших из Египта сынов Израиля было желание служить Всевышнему через посредника. Раньше они видели таким посредником Моше, а после того, как он не возвращался, они захотели, чтобы роль этого посредника исполнил некий Б-жественный символ, тогда как, согласно еврейскому мировоззрению, между евреями и Всевышним не должно быть посредников. Каждый еврей должен стремиться приблизиться к Всевышнему своими силами, через исполнение заповедей и молитвы.