Автор: рав Залман-Барух Меламед -У рабби Акивы было двадцать четыре тысячи учеников, и все они умерли между Песахом и Шавуотом. Агада
Сохранять самообладание после того, как все потеряно. Подобрать осколки и начать все сначала. Все это – черты, которые характеризуют рабби Акиву. Для рабби Акивы никогда не было слишком поздно. Он отказывался сдаваться даже в самые страшные часы.
Мудрецы упоминают тот факт, что рабби Акива начал изучение Торы только в возрасте сорока лет. До этого он не прикоснулся ни к одной книге. Однако, несмотря на свой немолодой возраст, он засел за учебу с непоколебимой верой в то, что у него все получится. С огромной самодисциплиной и бесконечной терпеливостью он приступил к выполнению поставленной задачи. Однажды, стоя у колодца, он заметил камень, который стерся и стал гладким от падавших на него капель воды. Тогда будущий великий мудрец сказал себе: «Если капли воды способны сточить камень, наверняка Тора, которая тверже железа, способна проникнуть внутрь моего сердца, в мою плоть и кровь». За исключением двух дней в году – вечера Пасхального седера и кануна Йом-Кипура – от него никогда не слышали фразу: «Пора уходить из Дома Учения». Благодаря своему упрямству и настойчивости через считанные годы он был окончательно и единодушно признан великим мудрецом Торы, каким мы знаем его: прославленным наставником двадцати четырех тысяч учеников.
И тогда внезапно произошла трагедия. За короткий промежуток времени эпидемия унесла жизни всех его учеников. Все царство Торы, выстроенное им, рухнуло за мгновение. Казалось бы, его миру настал конец. Может ли случиться с мудрецом большее несчастье? Как может человек оправиться от такого удара? Обычный человек в подобных обстоятельствах потерял бы уверенность в себе, им овладели бы сомнения в смысле и ценности всех его усилий. Однако рабби Акива не сдался. Он вновь собрался с силами – и начал все сначала. Он поехал на юг страны, туда, где оставались мудрецы Торы, и начал обучать их.
Рабби Акива жаждал избавления для своего народа. Когда Бар-Кохба поднял знамя восстания против римского владычества в Земле Израиля, рабби Акива присоединился к нему. Рамбам (Маймонид) свидетельствует, что «рабби Акива, великий мудрец Мишны, служил оруженосцем Бар-Кохбы. Он верил, как и остальные мудрецы его времени, что Бар-Кохба – Машиах и избавитель, пока тот не был убит вследствие совершенных им грехов». Осознание того, что Бар-Кохба – не Машиах, и связанная с этим трагедия истребления защитников Бейтара – страшные разочарования для рабби Акивы. Однако и здесь он сохраняет непоколебимый оптимизм. Он продолжал верить, надеяться и жаждать скорого спасения. А что самое главное – продолжал учить Тору. Когда злодейский режим Римской империи издал постановление, запрещающее евреям изучать Тору, рабби Акива, не сомневаясь ни на минуту, стал нарушать этот декрет прилюдно, собирая вокруг себя толпы народа и продолжая обучать их Торе. В конце концов он был схвачен и брошен в тюрьму. Позже римляне казнили его – и он умер, освящая Имя Всевышнего.
Вся жизнь рабби Акивы была освящением святого Имени Всевышнего. Он был одной из тех немногих личностей, которым удавалось видеть крупицы добра в каждом происходящем с ними несчастье. Он часто говорил: «Все, что постанавливает Творец, – к лучшему». Именно он, увидев лису, выходящую из руин Святая Святых, заявил, что «постановления Творца всегда к лучшему». В то время, как его соратники-мудрецы рыдали, оплакивая разрушение Храма, рабби Акива засмеялся, потому в тот же миг он представил себе будущее избавление и восстановление святого Храма в Иерусалиме.
В дни испытаний дух рабби Акивы освещает путь еврейского народа. Его мощь и храбрость, его бесконечная вера в то, что «все, даже это, к лучшему», поддерживают и ведут нас. Сила рабби Акивы живет среди нас, помогая нам преодолеть любую слабость, превратить тьму в свет, кажущееся поражение в триумфальную победу.