МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр ________________________________________К оглавлению "Статьи к недельным главам Торы"
Комментарий к ТореКнига БемидбарНедельный раздел МатотГлавы 30-32
Пинхас Полонский
Этика индивидуальная и межнациональная
1. Война-месть2. Национальная этика отличается от индивидуальной3. Связь с современностью: Кемп-Дэвидские соглашения4. Нельзя строить отношения с арабами, исходя из принципов индивидуальной этики
[1. Война-месть]...И когда жил Израиль в Шиттиме, то начали дочери Мидьянские соблазнять народ, и приглашали они его к трапезам в честь богов своих, и стали многие из Израиля поклоняться их богам. И начался мор, и умерли от мора сорок тысяч человек... И сказал Господь Моисею: Отомсти мидьянитянам за смерть сынов Израилевых. И пошли евреи войной на Мидьян, и всех перебили, и все места поселения их сожгли огнем..." (Числа, гл. 24 и З1).Эту акция евреев нельзя рассматривать как оборонительную войну; она была именно местью, поскольку военные действия были предприняты уже после того, как история соблазнения евреев дочерьми Мидьянскими и идолопоклонства Мидьянским богам трагически завершилась. Но ведь месть, казалось бы, находится в прямом противоречии с заповедью Торы (Левит 19:18) "Не мсти и не храни злобы"?
[2. Национальная этика отличается от индивидуальной]Суть дела, однако, в том, что этика национальная весьма и весьма отличается от этики индивидуальной. Например, для частного человека является великим достоинством умение простить нанесенное ему оскорбление и забыть об обиде. Но царь не имеет права простить оскорбление, и даже если ему лично хотелось бы простить, Тора запрещает сделать это, ибо, давая людям возможность беспрепятственно оскорблять себя, царь подрывает уважение подданных к власти и разрушает порядок в стране; поэтому подобное поведение царя аморально.Сходную ситуацию мы имеем и с поставленным выше вопросом о разрешении или запрещении мстить. Частному человеку месть запрещена, однако на национальном уровне она не только разрешена, но иногда даже необходима, поскольку для народа это единственный способ сохранить свое существование. Ведь известно, что потенциальная жертва привлекает преступников, и если мы создаем у окружающих народов впечатление, что на нас можно безнаказанно нападать, то в каком-то смысле мы сами провоцируем их агрессию.Сказанное отнюдь не означает, что национальной этики вообще не существует, что в отношениях между народами должна править одна только сила. Напротив, общенациональная этика, включающая в себя позитивное отношение к другим народам, уважение к их здравому смыслу и к достижениям их культуры, уважение к Божественной искре во всяком человеке и во всяком народе, - все это является интегральной частью еврейской религиозной традиции. Однако, национальная этика не может - и совсем не должна! - совпадать с этикой индивидуальной.
[3. Связь с современностью: Кемп-Дэвидские соглашения]Более того, человек, во всех отношениях достойный и этичный как индивидуум, способен при определенных обстоятельтвах - именно вследствии наивного отождествления своей индивидуальной этичности с этичностью национальной - поступать абсолютно аморально в качестве руководителя. Типичным примером являлся всеми нами любимый и уважаемыйМенахем Бегин. Будучи по своему характеру истинным еврейско-польским джентльменом, он пытался перенести в международную политику свои индивидуальные, много лет служившие ему верой и правдой, этические принципы. Увы! Результат, на межнациональном уровне, оказался самым плачевным - это те самые Кемп-Девидские соглашения, которые проложили дорогу к кризисному состоянию страны сегодня.
[4. Нельзя строить отношения с арабами, исходя из принципов индивидуальной этики]Одна из важнейших причин перманентного кризиса в наших отношениях с арабами коренится в том, что мы пытаемся строить наши отношения с ними, исходя из принципов индивидуальной, а не национальной этики. Евреи очень быстро, за какие-то последние сто лет, возродились как народ. Такое национальное возрождение не удавалось ни одному народу за всю историю человечества, и этот головокружительный успех привел нас к некоторой потере чувства реальности. Мы хотим быть не просто живым народом, но этичным народом - и, в принципе, это похвальное желание. Однако как возрожденный народ мы еще не имеем исторического опыта жизни в своей стране. Даже на уровне проблем страны мы все еще мыслим категориями индивидуальной, а не национальной этики, и поэтому это похвальное, в принципе, намерение "жить этично" заводит нас в тупик.Например, отдать часть своей земли малоимущему соседу является - на уровне индивидуальном - достойным и этичным поступком, актом милости и благотворительности. Такой поступок, при определенных условиях, в норме, повлечет за собой мир и добрые отношения между людьми. А на уровне межнациональном добровольно (а для некоторых - даже с радостью) отдать часть своей страны соседнему народу является преступлением, и оно приведет, в конце концов, не к миру, а к войне, смерти и уничтожению. Даже весьма культурные европейские народы отнюдь не склонны к благодушию в подобных вопросах - что же говорить о соседних с нами народах, находящихся совсем на другом культурном уровне и имеющих абсолютно иной менталитет?В Европе тех, кто пытается вернуть немцев в Судеты, клеймят как аморальных "реваншистов", а у нас те, кто пытается передать Иудею и Самарию во власть ООП, аГоланы - сирийцам (отнюдь не прошедшим, кстати, в отличие от "денацифицированных" немцев, процесса "де-антисионизации") - зачисляют в "высокоморальных миротворцев"!Сионизм провозгласил своей целью сделать евреев "нормальным народом в нормальном государстве". Но кто может назвать еще хотя бы один такой "нормальный" (в кавычках) народ, который, отразив нападение соседей, пытается затем умиротворить агрессора, возвращая ему плацдарм, с которого было произведено нападение?К сожалению, приходится констатировать, что нам, по-видимому, придется набить себе еще много шишек, прежде чем мы действительно сможем стать нормальным народом.
http://www.machanaim.org/