МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр ________________________________________
К оглавлению "Статьи к недельным главам Торы"Комментарий к ТореНедельный раздел "Матот"
Снова о женщинах...
Мириам Китросски
В начале недельного раздела Матот говорится о том, что, если женщина принесет обет, то отец или муж могут его отменить, когда услышат. Мужчине ни мать, ни отец, ни жена обет отменить, конечно, не могут. Это пример очередного неравноправия, содержащегося непосредственно в Торе. Здесь я могу вернуться к драше, которую я написала к предыдущему недельному разделу Пинхас, в связи с которым я обсуждала пример другого явного неравноправия – закона о наследовании, по которому наследуют мужчины, но не женщины. И это уже, конечно, опять требует упоминания Элиэзера Берковича, но на этот раз уже не книги «Бог, человек и история», которая уже переведена и вышла в свет, продается в Маханаим и т.п., а его книги об отношении к женщинам. В этой книге Э.Б. приводит длинный список чудовищных, честно говоря, законов, касающихся женщин. Я зачитаю только несколько. Сначала довольно известный, из Рамбама: «Жена должна мыть мужу лицо, руки и ноги; готовить для него чашу с вином; стелить ему постель; стоять перед ним и прислуживать ему, например, передавать ему воду, или сосуды, или забирать их у него, и тому подобное» (hилхот ишут 21:3). Или еще: «Все, что приобрела жена, приобрел ее муж» (Назир 24б). Более того, даже «все, что находит женщина, принадлежит ее мужу» – по милому объяснению раби Йосе, это для того, чтобы она не воровала у него с тем, чтобы потом сказать, что нашла (Иерушалми Кетубот, гл. 5). Можно продолжить список этих симпатичных законов, но я боюсь, что они могут вогнать в депрессию не только женщин, но даже и мужчин. Упомяну только венец этих законов – знаменитое высказывание раби Элиэзера о том, что «Тот, кто обучает дочь Торе, учит ее разврату (тифлут)». Не будем сейчас углубляться в различные возможные значения слова «тифлут», ничего хорошего у нас из этого все равно не выйдет.Попытаемся осознать, почему могут существовать такие законы. Следует, кстати, отметить, что на практике все эти законы сейчас не вполне существуют. Насчет мытья мужу рук и лица закон, кажется, никто и не отменял, как-то сам рассосался. О наследовании я уже писала – фактически, на практике, сестры наследуют наравне с братьями. Тору тоже потихоньку, но стали учить, и можно уже найти и решительные призывы так делать. Например, рав Лихтенштейн пишет, что учить женщин Торе, «не только желательно, но и необходимо, в том числе и устной» Ten Da’at Vol. III No. 3 pp.7-8. На практике закон о возможности расторгнуть обет жены, упоминаемый в начале нашей главы, - может быть, единственный, который остался, и то потому, что область его применения чрезвычайно узка.Так вот, обобщая эти законы и пытаясь их осознать, Элиэзер Беркович говорит, что все они обращены к обществу, в котором женщины имели крайне зависимое, подчиненное положение, не получали никакого образования, были из-за этого интеллектуально неразвиты (поэтому им и не стоит, по Рамбаму, учить Тору) и социально изолированы. Таково же, и во многих случаях хуже, было положение женщины и в других древних культурах, например, в Греции (Беркович приводит примеры). Понятно, что в таком положении женщина не могла нести полной ответственности ни за свое имущество, ни за свои обеты. Идея Берковича в том, что Тора не призывает к такому положению, а инструктирует, как действовать, если уж оно является данностью, - так же, как она дает законы касательно рабов, красивой пленницы и т.п., вовсе не призывая к тому, чтобы это все было. По мере развития человечества и высвобождения занимающих такое притесненное положения, законы развиваются и меняются, приближаясь к «первоначальному замыслу», как это мы видим своими глазами.
http://www.machanaim.org/