Ощущение, что борюсь с судьбой…

– Здравствуйте, уважаемый рав! Не знаю, с чего начать… Не вижу смысла в жизни. Быт плавно перешел в жизнь для семьи, в частности, для детей. Недавно развелся, мне на смену пришел араб. Это выбор жены, должен смириться с тем, что дети впитывают его культуру. Варюсь в этом около двух лет. С детьми общаться становится тяжелее. В личном плане тоже несладко. Ощущение, что я борюсь с судьбой. Посещаю психолога, соцработника… Теряю силы, стремление к чему-то. Живу вхолостую. Не хочу просыпаться — не для чего.
М., Израиль
– Если Ваша бывшая жена — еврейка, ее совместная жизнь с арабом — духовная катастрофа, а для Ваших детей — смертельная духовная опасность. Но из этого даже и в малейшей степени не следует, что надо опустить руки и погрузиться в состояние, в котором Вы находитесь. Представьте себе, где был бы наш народ, если бы мы реагировали на духовные опасности так, как реагируете на них Вы. В такой ежедневной опасности мы уже более трех тысяч лет. И не просто существуем — жизнь нашего народа во все времена наполнена глубоким смыслом. Она, наша жизнь, очень интересна, благородна и возвышенна.Безусловно, жизнь нашего народа никогда не была и не может быть легкой — ни физически, ни духовно. Человек приходит в этот мир не для того, чтобы с легкостью пройти земной путь, а чтобы трудиться. Зато и награда за этот труд необычайно велика. Пока жив человек, награда ему — осмысленная и интересная жизнь, а после его смерти — особое, высочайшее состояние души.Поэтому наиважнейшая задача любого человека, и Ваша в частности, — определить, в чем заключается тот труд, ради которого мы попадаем в земной мир. Для еврея — это идти путями Торы, постоянно ее изучать, обращаться к Всевышнему и совершать добрые дела. Вам надо со всей серьезностью взяться за организацию своей жизни на основе законов нашей традиции (соблюдение законов шаббата и кашрута, молитва в синагоге и т. д.). И, разумеется, главной Вашей задачей остается воспитание собственных детей. В конце концов, в еврейском государстве со всеми его существенными недостатками немыслимо, чтобы у еврейских детей (если их мама — еврейка) при живом отце-еврее наставником был араб. Но, повторю, в вопросе, можно ли добиться, чтобы еврейские дети жили с еврейским отцом, имеет значение возраст детей и другие обстоятельства, которые мне неизвестны.Если отец строит свое общение с детьми в основном на запретах — у них, как понятно, вряд ли появится стремление поскорее увидеться с ним. Если же с отцом приятно и интересно, если с ним еще и можно поделиться своими успехами и трудностями и получить хороший, полезный совет, дети, как очевидно, будут с нетерпением, считая дни, ждать встречи с отцом, ждать, когда же наступит наконец суббота, которую они проведут с папой…Пытаясь здесь более конкретно наметить задачи, которые сейчас стоят перед Вами, как обычно, подразумеваю не только Вас, но и многих людей, мужчин и женщин, которые оказались, увы, в ситуации, напоминающей Вашу. Пусть и «без араба на горизонте».И в заключение одно предостережение. Никогда не даю конкретных советов по поводу того, надо ли общаться с психологами и социальными работниками. И даже если да, никогда не определяю границы такого общения. При этом точно могу сказать: с теми, чьи рекомендации уводят от уважения к Торе и нашей традиции, от соблюдения наших законов, желательно не советоваться. Или делать это в самом минимальном объеме и лишь в том случае, если визит к такому специалисту продиктован какой-то конкретной юридической необходимостью.Подводя итог, можно сказать, что волей судьбы Вы поставлены в обстоятельства, которые открывают перед Вами возможности строить достойную и интересную жизнь. И впереди у Вас может быть очень много хорошего.
Рав Элиягу ЭССАС