Рав Кук о Лаг ба Омере Автор: рав Моше-Цви Нерия -



Это высказывание рава Кука поясняет рав Узи Кальхѓайм: «Ученики рабби Акивы воплощают собой активный героизм, а святые, принявшие смерть ради освящения имени Всевышнего, демонстрируют героизм, скрытый в пассивном сопротивлении. Сокровищница тайн рабби Шимона бар Йохая – это самый внутренний героизм, тайна вечности Израиля».

***
Друг моей юности, рабби Элиэзер Элинер, знаменитый педагог и писатель, почетный гражданин Иерусалима, рассказывал мне:
«Молитва рава Кука всегда производила на окружающих глубокое впечатление. Даже в обычный день его молитва была необычна. Однако особенно ярко мне запомнилась его вечерняя молитва в дни счета омера. В эти вечера он читал Шма Исраэль с особым волнением и дольше обычного произносил слово Эхад. Мне представлялось, что в те дни рав жил в мире учеников рабби Акивы, и изречение рабби Акивы: «”Всей душой твоей” – даже если Он забирает твою душу; и говорил я: когда же эта заповедь коснется и меня, и я исполню ее?» (Вавилонский Талмуд, трактат Брахот, 61б) как будто витало в воздухе над равом».

***
«Великой душе рабби Акивы далекое будущее представлялось близким настоящим, явным и видимым глазу… Ибо Божественная любовь, что проистекает из глубины его мудрого сердца, позволила ему увидеть как будто наяву, что Рим и его божества бесследно исчезнут, и свет Сиона воссияет навек. И это ясное видение будущего заполнило его чистое сердце настолько, что он не оставил места для грусти из-за тогдашнего ужасного положения, заставляющего содрогнуться. Ибо то настоящее было для него лишь легким тающим облачком на фоне солнца, сияющего в небесах».
(Олат Раайя, т. 2, стр. 4).

***
Как возвышенны слова, написанные равом о книге Зоѓар и о влиянии, которое она оказала на мир! Рав написал эти слова в первые годы после своего восхождения в Святую Землю, в начале книги Эдер ѓа-якар:
«Книга Зоѓар – это вершина сокровищницы мысли и чувства, которой обладает народ Израиля. Она прольет на народ Израиля росу возрождения, даст ему возможность “размять кости” и вознесет рог Израиля».

***
Изучение Торы всегда приносит человеку углубленное постижение вечных истин, которые называются «жизнью вечности», тогда как молитва призвана вознести и возвысить чувства (которые не черпают свою силу из постижений разума). Как правило, эти чувства связаны с сиюминутными переживаниями души и тела, и поэтому их называют «жизнью одного часа».
И поскольку человек нуждается и в углублении интеллектуального постижения, и в возвышении чувств, необходимо четко различать те ситуации, которые требуют от человека предаться интеллектуальному постижению, и те ситуации, в которых требуется возвышение души и чувств. Об этом сказали наши мудрецы: «Время Торы – отдельно, а время молитвы – отдельно» (Вавилонский Талмуд, трактат Шабат, 10а).
Это касается любого еврея, однако с рабби Шимоном бар Йохаем и его товарищами дело обстояло иначе. Духовное влияние на них Торы было столь велико, что им не нужна была молитва для того, чтобы возвысить свои чувства.
Подобно истинному искуснику, которому достаточно только взглянуть на материал, чтобы исполнить свою работу в совершенстве, рабби Шимон бар Йохай и его ученики пребывали на ступени, о которой сказано: «Их Тора – это их искусство» (там же). Их изучения Торы хватало для того, чтобы в полной мере задействовать все их чувства.
И потому они, занимаясь изучением Торы, были освобождены от молитвы, ибо для них «жизнь одного часа» – жизнь души и чувства – была полностью подчинена влиянию интеллектуального постижения «жизни вечности».
(По Олат Раайя, т. 1, стр. 20).

***
Лаг ба-омер 1925 года был особым праздником в Бней-Браке. Рассказывает основатель и первый мэр этого города, рабби Ицхак Герштенкорн:
«Визит к нам рава Кука, главного раввина Земли Израиля, мы рассматривали как одно из важнейших событий в жизни нашего поселения.
Рав Кук всегда был моим светочем и учителем. В самые тяжелые дни, когда я ездил в Иерусалим, чтобы излить сердце перед Создателем у Западной Стены, я неизменно навещал его. Поддержка, которую я получал у него, исцеляла мою душу.
Мы с нетерпением ждали того дня, когда он посетит нас, чтобы своими глазами увидеть Бней-Брак и познакомиться с его строителями. И вот, в Лаг ба-омер главный раввин Земли Израиля прибыл к нам в сопровождении главных раввинов Тель-Авива и Яффо, а также других тель-авивских раввинов и общественных деятелей.
Празднество началось с церемонии завершения написания свитка Торы, а вечером мы разожгли большой костер на одном из близлежащих холмов. Ликование охватило всех присутствующих. На следующее утро мы устоили празднество в зале комитета с участием старейшин общины, а прежде чем расстаться с нами, рав Кук оставил в памятной книге Бней-Брака следующую запись:
«Благославлю Всевышнего за то, что Он удостоил меня посетить святое поселение Бней-Брак в Лаг ба-омер 1925 года, и от всей души благословлю его основателей и строителей. Да исполнит Всевышний пожелания сердец ваших, и свет святого таная рабби Акивы да озарит вас и весь народ Израиля. Да увидим мы в скором времени полное Избавление и возрождение Сиона и городов его милостью Божьей в земле жизни нашей. И да преуспеют в делах своих строители милой земли нашей в святости Торы и чистом страхе перед Небом, и да последуют за ними многие и многие.
С любовью преданной,
Авраам Ицхак ѓа-Коѓен Кук».

***
В нашем распоряжении имеется письмо, которое послал рав Кук своему близкому другу, рабби Залману Пинесу. В этом письме рав Кук объясняет, что люди, преисполненные духовности, прекрасно понимают важность материальных нужд общества и прилагают все усилия для того, чтобы принести обществу благо:
Рабби Шимон бар Йохай, выйдя из пещеры, в которой много лет скрывался от римлян и изучал Тору, и увидев людей, занятых пахотой и севом, разгневался и произнес: разве подобает оставлять «жизнь вечности» для того, чтобы заниматься «жизнью одного часа»?! (И только год спустя, увидев, как народ Израиля дорожит заповедями, он успокоился). Но именно он, после своего чудесного спасения, стал тем человеком, который считал своей обязанностью приносить обществу именно материальное, а не только духовное благо.
Это учит нас, что осознание той великой ценности, которую имеет «жизнь вечности», совершенно не противоречит верному и чуткому отношению к «жизни одного часа» и повседневным нуждам, и гнев рабби Шимона был направлен лишь против того, что люди уделяют своим материальным нуждам слишком много времени и внимания.
В Талмуде (трактат Шабат, 34а) сказано, что рабби Шимон научился этому у праотца Яакова, который, спасшись от опасности, что поджидала его в доме Лавана, пришел в Шхем «целостный телом своим, имуществом своим и Торой своей» и создал там рынки, бани, ввел в обращение деньги. Это учит нас, что когда «человек целостный, сидящий в шатрах», подобно Яакову, занимается нуждами общины, он удовлетворяет не только духовные, но и материальные, самые насущные потребности людей.

***
Изречение рабби Шимона бар Йохая: «Я видел людей восхождения, и они немногочисленны» (Вавилонский Талмуд, трактат Сукка, 45б) рав Кук понимает особым, отличным от других толкований образом: «Те праведники, чье высшее мировосприятие мешает им пристально вглядеться в практические стороны жизни, должны взглянуть сверху вниз и посредством духовности постичь материальность, тогда как большинство людей должны достичь понимания духовности взглядом снизу вверх и постичь духовность посредством материальности. Эти праведники и есть немногочисленные “люди восхождения”, которые взирают на мир со своей высокой духовной ступени» (Арпилей тоѓар, стр. 77).

Выкуп земель на горе Мерон и основание ешивы около гробницы рабби Шимона бар Йохая
На протяжение поколений предпринимались многократные попытки установить еврейское присутствие на горе Мерон, возле гробницы рабби Шимона бар Йохая и его сына Эльазара.
В приложении к газете Ѓа-магид от 15 сивана 1883 года сообщается: «На горе Мерон расположена гробница рабби Шимона бар Йохая… Шесть лет назад ее приобрели четыре еврейские семьи, которые взяли в долг для этого огромные суммы, и этот долг крайне тяготит их. Поселенцы посадили там около 2 тысяч оливковых деревьев и продают оливковое масло по хорошей цене. В поселении есть большой родник, и рядом с ним посажено множество фиговых, гранатовых и других деревьев… Там работают наемные рабочие, а также члены вышеупомянутых еврейских семей, и все они занимаются садоводством».
А в 1909 году в газете Ѓа-хавацелет было опубликовано сообщение о том, что на Мероне была основана ешива. Рав Кук написал ее основателям теплое одобрительное письмо:
«Я был рад услышать о том, что происходит в поселениях Галилеи, и в особенности, на горе Мерон, около гробницы рабби Шимона бар Йохая. Эти добрые дела смывают позор с народа Израиля и окружают почетом это святое место, в которое каждый год станут стекаться тысячи сынов нашего народа, и им будет где остановиться на ночлег, в почете и удобстве».

***
В ранние годы, когда рав Кук имел обыкновение приводить в своих трудах цитаты из источников, он часто цитировал книгу Зоѓар, однако позднее, когда стиль письма рава Кука изменился, и рав стал излагать свои собственные идеи, почти не прибегая к цитатам, родники тайного знания были поглощены в его творчестве реками явного учения. Однако указания на источники, которые добавили к его трудам рав-назир Давид ѓа-Коѓен и сын рава Кука рав Цви-Йеѓуда, показывают нам, насколько труды рава проникнуты влиянием книги Зоѓар, и как велик духовный урожай, который пожинает рав на «поле святых яблонь».
«Это не случайность, а внутренняя суть моей души, что я получаю такое наслаждение и отраду от изучения сокрытого знания. В этом – моя главная цель… Чем больше я познаю свою внутреннюю сущность, чем больше я позволю себе быть верным ей… тем ярче будет светить мне свет Всевышнего, и он принесет благословение мне и миру» (Арпилей Тоѓар, стр. 22).