Недельная глава Торы — беседы с раввином Авроомом Вольфом » Глава «Беѓар»
Несколько дней тому назад, открыв свой электронный почтовый ящик, я обнаружил там письмо, написанное с большой душевной болью в одну из многих бессонных ночей. Писал мне отец, дочери которого учились в еврейской школе в одном из украинских городов. Там они получали знания и воспитывались в теплой дружественной атмосфере. И вдруг у одной из дочерей появилось желание все бросить и не иметь больше отношения ни к чему еврейскому. Родители очень боялись, что они потеряют ее навсегда. Отец спрашивал меня: «Неужели все, что я вложил в эту девочку с раннего возраста, все еврейское воспитание, которое она получала изо дня в день, все эти годы учебы в еврейской школе, — неужели все это пойдет прахом?»
Я послал встревоженному отцу рассказ, который прочитал несколько лет тому назад в журнале «Кфар-Хабад». Хочу и с вами, дорогие читатели, поделиться этой историей. Может и вам она поможет взглянуть на некоторые вещи по-другому.
В 50-е годы в Марокко, в городе Агадир жил 14-летний парень из еврейской семьи по имени Йеѓуда Эльхарар, который учился в очень престижной, но нееврейской частной школе. В один прекрасный день подошел к нему старшеклассник лет 17, которого звали Ицхак Охайон, высокий приятный парень, прекрасно говорящий по-французски, из богатой семьи. Он рассказал, что организуется группа еврейских подростков, которые будут вместе изучать иудаизм, и пригласил Йеѓуду участвовать в ней. Йеѓуда откликнулся на предложение и начал ходить на занятия. Их учителем был рав Азриэль Хайкин, который был посланником Любавичского Ребе в городе Агадир (затем он был главным раввином Брюсселя, а сейчас является главным раввином Украины). Ицхак Охайон был лидером их группы, организовывал для них совместные праздничные трапезы и вечеринки, всегда помогал им приблизиться к иудаизму и направлял их по всем вопросам.
Прошло несколько лет, и семья Йеѓуды Эльхарара решила переехать в Израиль. Расставаясь, Ицхак Охайон попросил не прерывать дружбу между ними после того, как он уедет в Израиль. Они стали переписываться, что было большой поддержкой для Йеѓуды, так как у него были трудности с акклиматизацией в Израиле — он не сразу нашел подходящую иешиву и так далее. И Ицхак писал ему письма, полные поддержки. Йеѓуда очень ценил эти письма и сохранил их все до одного…
Так прошло несколько лет. В 1960 году в Агадире произошло очень сильное землетрясение, унесшее много человеческих жизней, в том числе и еврейских. Все здание иешивы было разрушено, и под его обломками погибла бóльшая часть ее учеников и учителей (рав Хайкин был выслан из Марокко за несколько месяцев до этого по обвинению в шпионаже на «сионистов», и таким образом ему удалось спастись). Йеѓуда, живший в Израиле, написал письмо Ицхаку, чтобы узнать, что там происходит, и не получил никакого ответа. Он не знал, погиб ли его наставник во время землетрясения или выжил…
Некоторое время спустя дядя Йеѓуды, который пережил землетрясение, совершил алию на Святую землю. Он рассказал, что Ицхак тоже уцелел, но пережил глубокий духовный кризис, вызванный гибелью учеников иешивы, и совсем отошел от иудаизма. Слушая этот рассказ, Йеѓуда не мог поверить, что такое могло произойти с его наставником. Тот, кто приблизил его к иудаизму и поддерживал его в вере, оставил все это?!
Йеѓуда очень болезненно переживал это известие. В 1965 году впервые в своей жизни он поехал к Любавичскому Ребе с твердым решением рассказать о том, что произошло с Ицхаком, и попросить для него благословения. Он вошел на йехидус (аудиенцию у Ребе), держа в руке пачку писем, которые Ицхак писал ему, и отдал их Ребе. Ребе сказал, что Ицхак тоже писал ему, что чтение этих писем доставляло ему большое удовольствие, и попросил оставить письма у него. Йеѓуда очень волновался, разговаривая с Ребе о своем друге Ицхаке. По окончанию йехидуса Ребе посмотрел на Йеѓуду и сказал: «Ицхак еще вернется».
В течение многих лет Йеѓуда писал Ицхаку письма о том, что он хочет возобновить их дружеские отношения, но не получил ни слова в ответ. Время от времени он думал о нем и очень скучал без своего наставника.
В 1991 году Йеѓуда Эльхарар, посланник Ребе на Святой земле, приехал на Всемирный съезд посланников в Нью-Йорк. Там он случайно встретил рава Хайкина в сопровождении незнакомого мужчины. Рав Хайкин обратился к Йеѓуде и сказал ему: «Познакомьтесь!» По волнению, с которым это было произнесено, Йеѓуда догадался, что перед ним стоит Ицхак. Он спросил: «Вы Ицхак Охайон?» Тот ответил ему улыбкой, рассеивающей все сомнения. Сам Ицхак не сразу вспомнил Йеѓуду, но после того, как тот заговорил с ним, он узнал своего давнего друга, оба бросились в объятья друг к другу и заплакали.
Оказалось, что Ицхак занялся бизнесом и значительно преуспел в своем деле, но в определенный момент в его делах наступил кризис, который остановил его. Ицхак спросил себя: «Что происходит?» Как-то он поделился своими проблемами с равом Хайкиным, который посоветовал ему обратиться к Ребе. Ребе помнил Ицхака и благословил его с большим теплом и уважением.
Откуда эта непоколебимая уверенность, что «Ицхак еще вернется»? Вопрос не только о нашем Ицхаке, Ицхаке Охайоне. Речь идет о каждом еврее и особенно о том, который получил настоящее еврейское воспитание. Мы всегда говорим в подобных случаях: «Он еще вернется!» Откуда эта уверенность?
В сегодняшней недельной главе «Беѓар» мы читаем о возвращении домой. В год шмиты освобождается каждый еврейский раб и возвращается домой. В год йовель (пятидесятый) даже тот раб, который не хочет покидать своего хозяина, даже он возвращается домой. И более того — тогда даже поля возвращаются их прежним хозяевам. Тора говорит: «И возвратитесь каждый во владение свое, каждый к семейству своему возвратитесь».
В Земле Израиля человек не может продать свое поле навсегда. Все, что он может сделать, — это продать его до йовеля, что, в сущности, является сдачей в долгосрочную аренду. 50 лет — это максимальный срок аренды, а затем земля возвращается ее первым владельцам, тем, кому ее в надел дал еще Йеѓошуа бин-Нун. Тора объясняет это так: «Земля не может быть продана навеки, ибо Моя земля; вы же пришельцы и поселенцы при Мне».
Ребе спрашивает: «Но разве Всевышний не дал эту землю сынам Израиля, как было сказано нашему праотцу Авраѓаму при заключении союза между рассеченными животными: «Потомству твоему отдал Я эту страну»? Как объясняет Раши, здесь использовано прошедшее время, и это означает, что «изреченное Всевышним как бы уже исполнено» — еще до того, как евреи на самом деле овладели Землей Израиля. А уж после того, как они туда вошли, на первый взгляд, мы с уверенностью можем утверждать, что земля принадлежит тому, кто получил ее в надел. Так если человек продаст землю другому — по всем законам купли-продажи, приведенным в Торе, — будет ли она принадлежать покупателю? Если да, то почему сказано: «Земля не может быть продана навеки»?
Ребе видит объяснение этого в продолжении стиха: «Потому что пришельцы и поселенцы вы при Мне». «Пришельцами» евреи были во время обещания Всевышнего Авраѓаму и позже — все то время, пока не вошли они в Землю Израиля. А «поселенцы» сказано потому, что даже после этого они «при Мне». Земля эта не является только вашей нераздельной собственностью. «Вы при Мне…» — то есть вместе со Всевышним. Б-г и сыны Израиля являются совладельцами Земли обетованной. Поэтому еврей не продаст свое поле без разрешения Всевышнего. Ведь мы — «поселенцы при Нем», а Он наказал нам не продавать эту землю, а только сдавать ее в аренду.
Что это дает нам в служении Всевышнему? Говорит мидраш, что каждый еврей — это удел Б-га, как сказано у пророка: «Народ Мой и удел Мой Израиль» (Йоэль, 4: 2). И поэтому даже если йецер ѓо-ро(злое начало) тащит еврея в какие-то дальние дали, и нам, на первый взгляд, кажется, что он отходит от иудаизма, мы все равно знаем, что он вернется в конце концов к своему хозяину — Всевышнему, как удел, который всегда возвращается к своему владельцу.
Почему Тора употребляет именно эти слова: «Так как пришельцы и поселенцы вы при Мне»? Когда еврей находится в обществе, которое ему не подходит, он чувствует себя там чужим, пришельцем. И как бы еврей ни старался забыть, кто он, всегда найдется кто-нибудь, кто напомнит ему, что он чужой, что он пришелец, что он не принадлежит к этой группе. Когда еврей чувствует себя «поселенцем»? Только «при Нем», только, когда еврей находится вместе с Всевышним, в еврейском окружении. Только тогда он чувствует себя «поселенцем», жителем. Если так, то слова «пришельцы и поселенцы» указывают на то, что еврей чужой в чуждой ему среде и свой в еврейском окружении. Именно благодаря этому мы твердо знаем, что даже если ребенок, получивший истинно еврейское воспитание, особенно в Хабаде, потеряется в какой-то момент — надолго или ненадолго, — «там» он никогда не почувствует себя как дома. Он всегда вернется и сделает тшуву. Как говорится в хасидской поговорке: «Тот, кто ел кашу в иешиве «Томхей тмимим», никогда не останется без тшувы».
Закончил я свое письмо к отцу, обеспокоенному судьбой дочери, словами: «Воспитание, которое ты вложил в свою дочь, принесет свои плоды, и она вернется к еврейству, потому что Б-г обещает нам, что «пришельцы и поселенцы вы при Мне». Продолжай влиять на нее изо всех сил своих и да сопутствует тебе успех!»